Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Для начала? — переспросил Юэ Фэн. — А что, будет и продолжение? Помните, что я Бог Войны и мне нельзя терять голову.

— Можешь и не пить с нами. — Улыбнулся Бог Воды, расправив веер. — Я вообще все это делаю для А-Луна… — Он опустил взгляд на место, где должен был стоять Цин Лун, но его там не оказалось. — А где он?

Все разом замерли, не заметив, как пропал учитель. Бай Хуа с беспокойством начал осматриваться, пытаясь высмотреть в толпе мужчину в белом.

Цин Лун стоял напротив темного переулка. Из тени на него смотрел человек, полностью завернутый в черную ткань. Его босые ноги покрывала грязь, на лицо спадали черные, растрепанные волосы, а глаза были перевязаны алой лентой. В его внешности Цин Луна привлекла только бамбуковая шляпа, что держал незнакомец. Старая, потрепанная доули принадлежала ему. Вот только проблема заключалась в том, что он потерял ее в Муншоу.

Незнакомец сделал шаг к границе солнечного света, оставаясь в тени высоких зданий, откуда лилась веселая трель музыки и запахи восхитительной еды.

Цин Лун подошел ближе, готовясь отразить удар чужака, если того потребуется. На удивление, незнакомец оказался ему по грудь. Возможно, он был ребенком. Но учитель по-прежнему чувствовал какую-то угрозу и не доверял своим глазам.

Человек в черном медленно поднял шляпу, давая понять, что не собирается навредить и ничего постороннего в его руках нет. Цин Лун не шевелился, рассматривая алую повязку на глазах незнакомца.

Он слепой? Тогда почему ему кажется, что его пожирают голодным взглядом?

Незнакомец, даже с повязкой на глазах, не промахнулся, одев на Цин Луна доули, и отступил. Только тогда юноша почувствовал себя в безопасности.

Сняв бамбуковую шляпу, он в очередной раз убедился, что это та самая доули, которую он носил все три столетия. Но подняв голову, желая задать вопрос, мужчина с удивлением обнаружил, что ребенка уже нет…

Цин Лун по-прежнему стоял у темного переулка, держа в руках доули, и смотрел во тьму, когда его заметили боги.

— Учитель! — Бог Земли подбежал к мужчине и сжал его плечо. — Почему ты так внезапно исчез?

Цин Лун молча поднял доули и пос.мотрел на бога.

— Это моя шляпа… — Совсем тихо прошептал он. — Я потерял ее в Муншоу.

— Муншоу от сюда очень далеко. Эта шляпа может принадлежать кому угодно. — Бай Хуа попытался забрать старую доули, но Цин Лун не дал, заведя руки за спину.

— Да, возможно ты прав,— он слабо улыбнулся, — но она никому больше не нужна, а моя потерялась.

Он не посчитал нужным тревожить богов разговорами о загадочном незнакомце. Все же, это не должно никого касаться кроме него самого.

— Эй, неплохой выбор! — воскликнул Сюй Мин, приобняв Цин Луна за плечи и посмотрел на постоялый двор с красочной вывеской, что находился рядом. — Здесь и остановимся. Как раз забронируем комнату, будем пить, слушать музыку и играть в игры.

Бог Воды повел всех в таверну, где они забронировали просторную комнату, заказали еды для Цин Луна и взяли несколько сосудов самого дорогого вина.

По началу, идея выпить всем вместе из-за вины казалась Цин Луну абсурдной. Сейчас он по-прежнему думал так же. Пить с богами до потери пульса — как бы смешно это не звучало — ему не хотелось. И дело не в кошмарах прошлого, о чем каждый день напоминает проклятая печать.

Всем, как правило, известно, что бывает, если сильно напиться. А если это величайшие боги? Тут ситуация становится страшной. Но раз уж они здесь все вместе и общаются друг с другом на равных, Цин Лун не мог позволить себе остановить этот балаган, возвращая воспоминания о беззаботном прошлом. И при жизни, и после вознесения ему всегда нужно было держать планку. Каждый день он доказывал, что достоин своего места на пьедестале, и никто не в силах свергнуть его. Лишь он сам. А теперь, извергнутый небесам, жалкий и слабый, он мог ненадолго погрузиться в то, что так рьяно избегал десятой дорогой. Пить и общаться с теми, кого, пусть не долго, но знаешь. И даже после третьей бутылки, когда разум кричал «Довольно!», сердце требовало еще больше дружеского тепла и общения.

— Так! — Сюй Мин качнулся, лениво хлопая глазами, и стукнул по столу. — Хватит пить! Давайте сы…ик!..граем.

— Во что? — Юэ Фэн, в отличие от Бога Воды, выглядел все таким же непроницательным. Даже его голос ни на секунду не содрогнулся после выпитого.

Цин Лун робко улыбнулся, с тоской смотря на чарку с вином в своей руке. Его кожа побледнела, став почти прозрачной, губы заалели, а на щеках расцвел пьянящий румянец от жара алкоголя. Но ни движения, ни затуманенный взгляд не выдавали, как сильно он пьян.

— А вот во что! — Сюй Мин потерялся в длинных рукавах своего одеяния. Предав лицу серьезный вид, он протянул каждому листки из желтой бумаги, обронив почти половину на пол. — Вы пишите все, что взбредет в голову, переворачиваете и кладете на сто…ик!…л. Потом мы это все перемешиваем и каждый должен взять… Ик!.. по листку и, не глядя на содержимое прилепить себе на лоб. А потом отгадать, что же там написано, задавая всем наводящий вопрос. Вот!.. Ик!

— Это детская игра. — Хмыкнул Юэ Фэн, взяв несколько листков.

— Да, ладно тебе! — Бай Хуа закатил глаза, достав из-за пазухи тонкую палочку уголька, и написал слова на бумажках. — Главное, что это весело.

— Не вижу в этом ничего веселого. — Хмыкнул Бог Войны, исписав свои листы.

— А мне нравится. — Улыбнулся Цин Лун. — Никогда о такой игре не слышал.

— Во-от! — Развел руками Сюй Мин и потряс веером, из-за чего все вино в чарках и сосудах взбудоражено заплескалось.

Листки бумаги были заполнены и разложены на столе. Перемешав их, каждый вытянул свой и прилепил на лоб. Посмотрев друг на друга, боги зашлись в смехе.

Глава 7

Незабываемая ночка

Цин Лун издал протяжный стон, коснувшись ноющих висков. Вино, что позже принес Сюй Мин, полностью лишило его сил. Откуда он его принес, до сих пор никому не известно.

Приподнявшись на локтях, он осмотрелся, нахмурив брови: рядом на циновке лежал Бай Хуа в объятьях двух девушек в роскошных платьях. На одной было шелковое, черное одеяние с узорами и пышными рукавами, а на другой нежно-голубое из множества слоев газовой ткани.

— Кхм… Хуа. — Тихо позвал ученика, потрепав по плечу, стараясь не касаться девушек. — Хуа, проснись же.

— М-м-м… — Бог Земли застонал, приложив ладонь ко лбу, и разлепил глаза. — Учитель? А что… Кто это⁈ — Заметив девушек на своей груди, Бай Хуа встрепенулся и завертел головой, не зная, куда себя деть от смущения.

— Зачем так кричать? — раздался хриплый, мужской голос от одной из красавиц в черном.

Цин Лун:

— …

Бай Хуа:

— …

Девушка поднялась, потирая бледное лицо. Бог Земли едва сдержал смех, поняв, что красавица в черном на самом деле Юэ Фэн.

— Юэ Фэн, ты такой красивый. — Сонно протянула вторая девушка и зевнула.

Бог Войны нахмурился, опустив взгляд — на нем было женское платье, а обычно убранные в пучок волосы, уложены в элегантную прическу. В ужасе распахнув глаза, он вскочил на ноги и зло уставился на Сюй Мина в нежно-голубом одеянии.

— Это… Это… Это твои проделки⁈ — Задыхаясь от злости, он указал на сонного юношу. — Я… Почему я в женском платье⁈

— Хм-м… — Сюй Мин тяжело поднялся, осматривая пышное платье с блестящей тканью. В отличие от Бога Войны, на его лице была косметика, придающая внешности элегантную женственность. — Странно, я ничего не помню. Когда мы успели сменить наряды?

Цин Лун встал с циновки, осматривая свою одежду. Даже его не обошло стороной загадочное преображение. Некогда грязные, потрепанные одежды стали белоснежными и относительно новыми.

Бай Хуа единственный, кто остался при своей внешности и с улыбкой наблюдал, как остальные с возмущением осматривают свою одежду. Вернувшись к столу, он обнаружил листки с именами, которые они вчера отгадывали и кувшин дорогого вина из Небесной Столицы, наполненный мощной духовной энергией.

15
{"b":"880534","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца