Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Содержание  
A
A

Но да ладно, не буду жаловаться на свою участь, в целом получилась прикольная штука. После идеологической зарядки от Лейна нас отвели на первые учения, показали как пользоваться местным стрелковым оружием и провели с нами первые «манёвры» на поверхности острова. Что тут сказать, толпа это просто удивительный организм — инструктора дают чёткие, однозначные и простые приказы, разжёвывают всё по три раза, но всё равно случаются ошибки. Помните выражение: «Кто в армии служил, тот в цирке не смеётся?», на самом деле в этом нет ничего смешного, в теории армия требует максимальной ответственности и серьёзности, а та клоунада, что выходит по итогу, лишь показывает, насколько несовершенен человеческий вид (без обид парни, я сам уже давно очеловечился, так что не считайте это за межпланетный расизм).

И вот после многих часов тренировок, мы наконец дожили до самого главного момента. А самое важное, естественно, случается тогда, когда уставшие солдаты садятся в месте в столовой и разговаривают друг с другом. В этих беседах и начинается та самая великая самоорганизация. Как нам посоветовали/приказали, мы кучковались по отделениям, чтобы как можно быстрее притереться друг к другу. И вот, ровно десять человек нашего отделения сели за стол, рядом находились такие же новобранцы как и мы, целая рота в сумме. Наша троица, то есть я-Ларри-Натан, держалась лучше остальных и отличалась большей экстравертностью, пока остальные за столом просто ели и приходили в себя, я начал разговор с Ларри.

— Ларри, ты там как, жив?

— Нет, блин, полумёртв! Ясно дело, что жив, — буркнул он, поедая гречневую кашу с консервами, — и не называй меня Ларри, раньше меня все звали Лоренс.

— Аравийский? Нет, это для тебя слишком круто, партия сказала, что ты Ларри, значит будешь Ларри.

— А ты сам то кто?

— Аферист-авантюрист Эдмон Пикман. Для краткости можешь называть Эд.

— Ты чё француз?

— Только когда нужно отступать. Слушай, а тебя тоже заставили пройти испытания с ящерами?

— Агу. Сказали, что сомневаются во мне и отправили в погреб. Я им такого жару устроил! Как кончились патроны стал резать всех ножом, просто порвал их в клочья, повстанцам даже пришлось разнимать нас.

— А когда ты понял, что они безобидные?

— В каком это смысле безобидные? — Ларри остановил приём пищи и выпучил глаза.

— У них когти и зубы резиновые. Они тебе ничего сделать не могли.

— Ой, теперь понятно, почему повстанцы так ржали… А я блин увлёкся и не заметил, месил их и месил, пока повстанцам не надоело ждать. Я ещё думал, почему так хорошо получается.

— Ну, я честно говоря, тоже попался на эту уловку и израсходовал на них весь боезапас. А ты, Натан? — я переключился на Натаниэля Крюгера, сидящего по правую сторону от меня. — А ты как с ними справился? Одной левой?

И тут я увидел тот самый характерный взгляд сельского жителя, который смотрел на неопытного городского. Натан сердито покашлял и сказал.

— Вы это самое… А вы пробовали прежде чем биться со скотиной ткнуть её палкой хотя бы? Взять швабру и хорошенько ударить по башке? Чтобы сразу было понятно, какая у неё сила, и что она может сделать?

— Ой, теперь понятно, почему Лейн сказал, что у меня всего лишь приемлемый результат… Эй, парни, — я обратился к своему уставшему отделению, — вам тоже давали это испытание?

Сидящий через Ларри ботаник в круглых очках поднял руку, имея в виду положительный ответ, а остальные отнекались и завертели головой. Один сказал, что ему устроили кулачный бой с внешне безобидным маленьким человеком, который на первый взгляд дрался совсем плохо, но оказалось, что это был мастер спорта, заигрывающей с жертвой и новичку одолеть его было просто не реально. Эту историю подхватило ещё двое человек. У оставшихся был дуэль на пистолетах — новичок каждый раз промахивался, а его оппонент стрелял очень близко и пули попадали рядом в почву или проносились над ухом, у некоторых даже остались касательные раны на щеках. После первого выстрела дистанцию уменьшали и шоу повторялось. Во всех сценариях новобранцев стремились подтолкнуть к отчаянию и посмотреть на реакцию. И как я понял, только самым сомнительным или перспективным типам давали супер испытание с ящерами.

Парни из моего отделения уже отдышались и сами были готовы включиться в разговор, но пока смотрели за нашей интересной беседой. Я не стал терять время и вернулся к своей теме: в этот момент у меня была только одна задача — свалить на кого-нибудь обязанности сержанта, не разжигая конфликтов и не понижая эффективность отделения. Ясное дело, что наша троица была первой в очереди, и я решил начать с Ларри.

— Я думаю, что ты станешь прекрасным заместителем сержанта.

— Почему только заместителем?

— Ты же больше выживальщик? Волк-одиночка? Не так ли?

— Я работал и в команде. С такими же как я.

— Где?

— На Диком Западе, на урановых рудниках. Жизнь там немногим лучше, чем здесь. Мы пытались подняться и гробануть чужой груз. И это нормально, там все так делают, но некоторым просто не везёт. Мы спаслись, и на нас открыли охоту. Я решил слинять подобру-поздорову, пока была возможность.

— Отличная история, даже не понятно, почему ты не пошёл в бандиты, и почему повстанцы приняли к себе.

Ларри замер, его лицо впервые стало серьёзно умным, и он грустно сказал.

— Я уже сыт по горло свободой без порядка, когда все друг друга пытаются кинуть и убить. Такая жизнь загоняет в гроб, я уже стал выдыхаться и решил воспользоваться последним шансом.

— Ты не перестаёшь меня удивлять, Ларри, ты не так прост как кажешься! Но вернёмся к теме. Из твоих слов у меня складывается впечатление, что ты никогда не был служивым человеком. Над тобой не было начальника, которому нужно подчиняться только потому, что он старше по званию. Максимум на что ты был согласен — это одно совместное «дело», где у всех были расписаны роли?

— Ну да, как-то так.

— Тогда зачем тебе лишняя и непривычная ответственность? Сержанту придётся отчитываться перед лейтенантом и согласно его приказам выстраивать отделение. — тут я сделал акцент на последующих словах и показал широким жестом на парней за столом. — Ты собираешься отвечать за них?

— Хочешь, чтобы я был в одном ряду с зелёными новобранцами, которые даже ни разу в жизни в человека не стреляли? А ты сам за них будешь в ответе?

— Я ещё больший выживальщик чем ты, поэтому мне проще остаться солдатом, а соседство с простым народом меня ничуть не смущает. Поэтому я и предлагаю стать тебе заместителем сержанта, быть главным экспертом по оружию и по боевой тактике, но при этом не брать ответственность перед вышестоящими чинами.

— Не понял, тогда в чём твоя выгода? Зачем ты начал этот разговор? И кто тогда будет главным среди нас?

Как хорошо, когда человек не опытный в дискуссиях, задаёт несколько вопросов сразу. Я просто пропустил первую часть, чтобы не раскрывать свои мотивы и методы, и перешёл к главному.

— Естественно, это должен быть Натаниэль! Он же местный и знает как тут всё устроено. Более того, моё чутьё подсказывает, что он не обыкновенный землепашец, и у него есть весомые мотивы, чтобы сражаться против бандитов.

Натаниэль Крюгер хмуро покосился на меня, по внешнему виду ему было за сорок, крепкий мужик, умудрённый горьким опытом. Он сразу почувствовал мою игру — если они примут мою идею, то я буду посредником между двумя центрами силы, по итогу мы будем действовать вместе, если кто-то получит повышение, то остальные тоже по цепочке пойдут наверх, а если кто-то из них облажается, то моя хата с краю.

— Ты что удумал, хитрюга? — сказал Крюгер, прищурившись.

— Я удумал обойти острые углы, которые подложили нам повстанцы. Они ведь специально свели нас вместе, чтобы мы между собой погрызлись и договорились. Так давайте сделаем это.

— А ты сам-то кто? Говори, но только без этих заумных слов, а то видите ли он какой-то там аванглист.

— Авантюрист, если быть точнее. В общем, я мелкий бандит.

28
{"b":"888135","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца