Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

– Нет! Дальше… ещё… немедленно продолжайте… Ещё один подход, второй, третий…

– Не получается, – с чувством вселенской беспомощности сказал парень. Тут за спиной врача выросла тёмная фигура, словно сотканная из тумана. Михаил услышал слова, звучащие как далекие громовые раскаты, но слышимые только ему: «Я пытался помочь тебе, но, видно, никто не в силах предотвратить моё появление…».

– Нет, не-е-т! – умолял Михаил, глядя на призрачного жнеца.

– Там, где смерть, всегда будет смерть… но я могу предложить обмен?

– Продолжайте, не останавливайтесь!

– Просто, взамен я заберу тебя… – жнец глухо засмеялся.

– Да, да!… – не раздумывая ни секунды согласился Михаил. Призрак словно взорвался – пылью взметнулось тёмное облако и моментально исчезло. В это время закашлялась и пришла в себя Машуля.

***

Миша расплакался, увидев сквозь стекло операционной свою новорожденную дочурку и, поцеловав жену, куда-то побежал. В длинном больничном коридоре маячила призрачная тень жнеца.

– Ещё немного…ещё совсем немного времени! Молю!

Призрак снова исчез, растворившись в темноте коридора, а Михаил побежал вниз к своей машине: у него осталось одно незавершенное дело.

В супермаркете он купил торт, мандаринов и большой шерстяной плед. У поворота во двор заскочил в цветочный ларёк и выбрал самый большой и красивый букет. Миновав три подъезда и четыре лестничных пролета бегом – переступая через две ступеньки сразу, он позвонил в дверной звонок. Дверь открыла приятная пожилая женщина с копной светлых волос.

– Мама! – Миша кинулся ей на шею, крепко обнимая. – У тебя родилась внучка. Теперь ты, наконец, бабушка!

– Дорогой. Думаешь, об этом я мечтала всю свою жизнь? – женщина двумя руками сжала холодные колючие щёки сына. Губы смешно выпятились и она, подивившись его детской мимишности, сразу улыбнулась.

– Ну что ж. Бабушкой, так бабушкой! А она хорошенькая?

– Просто глаз не оторвать!

– Надеюсь, теперь я чаще буду вас всех видеть?! – её губы слегка скривились, а на глазах проступили слёзы.

– О чём ты говоришь? Каждый день! – мужчина еле сдерживался. За окном маячил тёмный жнец. Прошла ночь. Солнце понималось из-за горизонта, и он терял терпение в ожидании своей жертвы. «Пять минут. Ещё только пять минут…», – глядя на него, твердил Миша.

Через некоторое время он мчался на машине по проспекту к роддому. Куда ещё направиться, он не знал. Неожиданно он услышал звук сирен и увидел вереницу полицейских машин, ведущих преследование. Преступник действовал спонтанно. Дорога с утра была покрыта тоненьким ледком, и Михаил не успел свернуть машину. Он ждал чего-то подобного и со спокойным сердцем принял на себя лобовое столкновение....

«Там где должна быть смерть, всегда будет смерть…» – прошептал тёмный жнец, унося с собой душу преступника взамен Миши, который лишь на время потерял сознание…

Невеста речного Бога

– Девчонки, такая жара стоит, караул!

– Если б не экзамены… я б на речку пошла.

– Айда! Давно мы все вместе на речку не ходили!

– Ой, а как же подготовка к этому… ЕГЭ, чёрт его побери?

– Каких-то полчаса ничего не решат. Зато освежимся.

– Так и быть. По домам, за купальниками и через пятнадцать минут – на этом месте!

Девчонки разбежались и через пятнадцать минут, как и договаривались, запыхавшись от бега, взбивая клубами дорожную пыль, кашляя, но довольно улыбаясь в предчувствии веселья, собрались на этом же месте. Сельские улицы были не асфальтированы. В поселке только центральные улицы имели асфальтовое покрытие, а ближе к окраинам асфальт таял, как прошлогодний снег. Несмотря на то, что огромное село носило звучное название «Малиновка», его населяли в основном сибирские татары. От города его отделяла река, и село уже давно присоединили бы к городским окраинам и заасфальтировали, если бы не желание татар сохранить свою национальную обособленность. Русских и без того с каждым годом прибавлялось. Им нравилось аккуратная, ухоженная Малиновка. Хоть их и не особо здесь жаловали.

Молодёжи в селе было много: целых два десятых класса выпускалось из неё нынче летом. И пять весёлых подружек с удовольствием плескались в воде, плавали, как речные нимфы, наслаждаясь последними деньками безмятежного детства, веря и надеясь в будущем испытывать только счастливые моменты.

Трое из них собирались поступать в университет. Гуля на биолого-почвенный, Эльмира, по-простому Эля – на агротехнологии. Диляра тоже планировала учиться на агронома. В семье считали, что дочь должна продолжить дело отца, а он был главным агротехником на селе. Маришка готовилась в швейное училище, а Алю уже год как ждал жених. Они подали заявление в ЗАГС, и свадьба должна состояться уже через месяц после окончания экзаменов. Аля собиралась посвятить жизнь семье, но экзамены на всякий «пожарный» сдавала. Вдруг да всё изменится!

Жара стояла целый месяц, нестерпимая, и вода стала тёплой, как парное молоко. Периодически небо разражалось громом и молниями, скидывая вниз, на землю, накопившуюся испарину. Вот и сегодня на небе гуляли тяжёлые свинцовые тучи, намекая на то, что скоро начнётся гроза. Но девчонкам всё было нипочём. Они не замечали этих намёков природы, скидывая в реку напряжение последних месяцев. Река принимала в себя отрицательные эмоции, а духи воды уносили их далеко в море.

Диляра заплыла достаточно далеко, здесь река становилась глубокой, а течение усиливалось. Она долго гребла против движения реки, чтобы потом просто лежать на воде и плыть по течению не прилагая усилий. В небе послышались первые гулкие раскаты, и слабые всполохи молний одна за другой стали освящать небо.

– Диляра, давай к берегу! Пора закругляться. Гроза близко…, – крикнула Алька, и Диляра, оглянувшись, увидела, что подружки всё ещё купаются. Тогда она решила сделать ещё один заплыв. Молнии становились всё длиннее, а гром всё басовитей. И вот вспышка сверкнула прямо над ними. Девчонки завизжали и бросились прочь из воды.

Диляра в это время, закрыв глаза, плыла лицом вниз. Потом развернулась на спину и, разглядывая потемневшее небо, поплыла по течению, надеясь в скором времени достичь берега, как это обычно бывало, и выбраться из воды там, где оно ударяется о берег. Небо разрезало надвое. Диляра с ужасом увидела, как в неё стремительно летит, освящая нестерпимым светом, копьё Тэнгри, могучего духа неба. И свет в глазах девушки моментально выключился.

Диляра какое-то время не ощущала ничего: ни плеска теплой воды на своих боках, ни ветерка. Не слышала звуков грозы и криков испуганных подружек. Ничего. А когда вновь открыла глаза, свет пробивался тонкими струйками сквозь толщу мутной речной воды и расходился кругами по поверхности. Она медленно опускалась на дно, как морская звезда, распластав по сторонам света ноги и руки. Дно в этом месте достигало пяти метров в глубину. Но Диляра падала и падала, и падала…. А может, ей только казалось, что она падала? Она испытывала нечто подобное раз, когда прыгала с парашюта. В то время она дружила с Равилем, и он таскал её на всякие экстрим-развлечения. После парашюта они расстались. Уж больно страшно было. Вот и сейчас воздуха критически не хватало, и казалось, что она умирает, опускаясь на самое дно реки.

Тут неожиданно перед ней появилась тень, постепенно обретая черты довольно привлекательного мужчины. Даже сквозь толщу воды Диляра видела огромные красивые сине-зелёные глаза, длинные волосы цвета морской тины, тяжелый парчовый камзол, туго подвязанный широким кушаком.

И вот он уже совсем близко. Глаза. Прямой нос. Губы. Его губы прикасаются к её губам, словно пробуя на вкус. Прикосновенье почти невесомо…

На самом деле это был даже не поцелуй, но Диля восприняла его именно так. В её жизни поцелуев пока не случалось. Равиль держал Дилю за пацанку, с которой можно весело проводить время, да и только.

Мужчина поделился с ней глотком воздуха, и вскоре девушка уже шла по речному дну, как изящная гондола, управляемая лёгким артистичным гондольером, и неотрывно смотрела в его изумрудные глаза. Мир вокруг казался нереальным: словно сотканным из воды. «В Малиновке я этого парня ни разу не видела…». Крутилась в голове нелепая мысль.

11
{"b":"863643","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца