Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

Накануне прошел дождь, и солнечные лучи ярко блестели, отражаясь на мокрых поверхностях. Местами начинали зеленеть газоны. Веста приоткрыла окно и вдохнула свежий морской воздух. Море скрывалось за домами, но незримо присутствовало в каждом уголку Поморска. Вот и сейчас Веста глубоко вздохнула, ощущая на языке легкий привкус йода. Чайка, пролетевшая низко над ее джипом, колесившим по узким сонным переулкам, свистнула, потом расплакалась. Весте отчаянно захотелось составить ей компанию, но она прикусила губу и напомнила себе, что сердце еще бьется в ее теле. Не было никаких сомнений, что будет, если ее сейчас поймают.

Тренькнул мессенджер, и Веста, не выдержав, снова скосила глаза.

«Мы тебя видим. Не делай глупостей».

Она выругалась. Ну, конечно, джип, телефон, да наверняка и платье с украшениями были напиханы датчиками слежения. То, что ее поймают, было лишь вопросом времени.

На дорогу выскочил школьник с огромным ранцем, и Веста резко затормозила, обрызгав ребенка водой из лужи с ног до головы. От осознания того, что сейчас могло произойти, ей стало плохо. Ребенок отделался испачканным костюмом, а Веста не нашла в себе сил даже на то, чтобы извиниться. Она опустила стекло, чтобы сказать перепуганному школьнику хоть что-то, но не смогла выдавить из себя ни звука. Школьник тоже оторопело глядел на девицу в свадебном платье, которая только что его чуть не сбила.

Веста осторожно объехала ребенка, но случай помог включить голову. У Бэлей имелись связи везде. Еще минута-другая, и этот переулок наводнит куча машин – от полиции до боевиков из частной армии Бэлей. Все места в городе, куда она могла бы поехать, были им хорошо известны. Бывшую квартиру, которую она снимала раньше, уже сдали новым арендаторам, Светлана, скорее всего, перешла в лагерь врага, те, с которыми Веста выпускалась из детдома, вряд ли питали к ней теплые чувства, а редкие знакомые могли и вовсе не вспомнить.

Династия Бэлей идеально выбрала донора – без связей и родственников.

Не думая, Веста протянула руку и задала навигатору цель: Новоникольск. Разговор с Сергеем о каких-то Цветаевых, живших в деревне далеко от Поморска, оказывается, запал ей в душу. Не было никаких шансов, что Цветаевы из Новоникольска окажутся ее родственниками, а тем более захотят ей помочь, рискуя собой, но ехать куда-то надо было и причем срочно. Сейчас Веста пожалела о том, что не захватила украшения. Не будет она никого искать в том Новоникольске. Она оставит джип на дороге, не доезжая до деревни, поймает попутку и попытается у кого-нибудь снять угол в доме. В конце концов, стоимость диадемы, ожерелья, колец и сережек тоже на немаленькую сумму тянула. Да и с платья можно было жемчуг срезать.

План улучшил настроение, и Веста немного успокоилась. Если на ней и есть датчики слежения, она их найдет. Оставит в джипе вместе с телефоном и отправится в новую жизнь. У нее все еще было будущее.

Машины с мигалками выскочили будто из ниоткуда. Одна пристроилась сзади, вторая спереди, принуждая Весту сбавить скорость. Тонированные стекла не позволяли разглядеть, кто сидел внутри. Если это и были полицейские, то, скорее всего те, кто работал на Бэлей. Веста уже почувствовала вкус новый жизни, а так как страх перестал туманить голову, среагировала на «конвой» мгновенно. Газанув, от души «боднула» переднюю машину, потом резко дав задний вход, раздолбала бампер второй, и крутанув рулем, со свистом влетела в боковую улочку. В джипе все скрипело и возмущалось, но у него была судьба внедорожника, а у нее – беглянки, поэтому вскоре они договорились. Чтобы не слышать грохота сердца, который отдавался в ушах, а также визга сирен, которые раздавались совсем неподалеку, Веста ткнула в пульт управления звуком, и джип взревел во всю мощь своих прокаченных колонок. Убегать, так с музыкой. И умирать, наверное, тоже с ней.

Ревя, грохоча и сотрясая басами себя и окружающий мир, Веста вылетела из города, чувствуя, что ведет себя не совсем адекватно. То ли сказывались ночные медицинские процедуры с непонятной капельницей, которая, по словам доктора, должна была ее «взбодрить», то ли девушку накрыл шок понимания того, что жива она только чудом. Веста никогда не слушала музыку на такой громкости, но ей казалось, что только этот звук на полную мощность и удерживает ее живой, помогая сохранить сознание.

Утренние дороги в пригороде пустые. Пара-тройка фур и рабочих грузовичков с удивлением жались к обочине, пропуская гремящий автозвуком джип, за которым гналась вереница машин с воющими сиренами. Шум стоял знатный.

Несмотря на то что сознание находилось на грани отключки, Веста сообразила, что приближается к месту, где, скорее всего, дорогу перекроют, и поняла, что до Новоникольска она не доедет. И вот судьба вмешалась снова. В боковых леерах зияла пробоина от недавней аварии. Веста заметила ее издалека и, особо не думая, направила джип в дыру. Одна из оторванных балок задела боковину ее авто, оставив на джипе глубокую царапину, но ходу не помешала. Веста умудрилась даже не перевернуться, когда съезжала с крутого обрыва, который временно задержал погоню.

Спустившись с откоса, джип издал какой-то грустный звук, но не развалился и покатил дальше – к кромке непроходимого леса, в котором не виднелось ни намека на дорогу. Лишь музыка играть перестала.

А сейчас должны появиться вертолеты, подумала Веста, чувствуя себя по-настоящему пьяной. Но небо, мелькающее сквозь ветки, было чистым, и даже сзади звуков погони она вроде как не слышала. Впрочем, Веста уже ничего не слышала. После эксперимента с автозвуком на полную мощность уши заложило, а сам джип ревел так надсадно, что она ничего, кроме этого рева, не различала. Машина врезалась в низкий подлесок, ломая молодые стволы и оставляя после себя широкий след новой просеки.

– Еду до первого взрослого дерева, которое отомстит мне за своих сестер и братьев, – уже совсем ничего не соображая, прошептала Веста, отчаянно крутя рулем. Ей казалось, что прошло не меньше пяти минут с тех пор, как она скатилась с откоса, но часы на приборной доске показали целый час. Телефон от тряски и бешеной езды закатился куда-то под сиденье, откуда еще временами раздавался жалкий трезвон. «Боятся за мое сердце, сволочи!» – поняла Веста и снова поддала газу, переваливая через какое-то бревно. В глазах рябило от серых стволов и мелькавшей между ними темноты, а небо надо головой из голубого вдруг стало белым.

Машина остановилась внезапно. Еще секунду назад она ревела и гремела на весь лес, а в следующий миг джип, а вместе с ним и Весту, настигло возмездие леса – двигатель умолк. Какое-то время девушка еще неосознанно давила на газ, но Лэнд Крузер Прадо умер, сделав все для ее спасения.

Открыв дверцу, Веста неуклюже вывалилась на землю, вернее, в огромную лужу, в которой мгновенно погрязла выше колен. Из-за этой воды, вероятно, и погиб двигатель джипа. Веста ничего не понимала в машинах, но ей отчаянно хотелось попенять, что двигатель такой машины мог быть и выносливее. Потом ей, конечно, стало стыдно, и она прислонилась горячим лбом к холодному боку джипа.

– Прости, – прошептала она, чувствуя себя странно. Сверху было жарко, а снизу – холодно. Опустив глаза, Веста увидела, как лужа, в которой она стояла, со всех сторон покрылась тонкой коркой льда, и только возле машины и девушки еще сохранялась полынья темной воды. А с белого неба начал падать снег. Марты бывают коварными. Манят людей первой зеленью, а когда те теряют бдительность, накрывают их снегопадом с буранами. Поняв, что едва чувствует ноги, Веста с трудом побрела к берегу, где чуть не завязла, выбираясь на склон. Белое свадебное платье снизу напиталось черной грязью, превратившись в дизайнерский вариант костюма на Хэллоуин.

Обхватив себя руками, Веста хотела разрыдаться, но ни одна слеза не появилась. Комок в горле был, надрыв в душе и теле тоже, но клятые слезы течь не хотели, а ей всегда казалось, что с ними легче. Весту трясло, как макушки деревьев, под которыми она стояла. Буря налетела внезапно, бросая в несостоявшуюся невесту охапки ледяных хлопьев. Первой мыслью было забраться обратно в джип – пусть и мертвый, но еще теплый, однако раздавшийся вдали треск веток заставил Весту мыслить трезвее. Она хотела жить. Датчики в джипе могли работать. Рано или поздно ее здесь найдут. Если умирать, то не в бездействии.

8
{"b":"863654","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца