Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Наследницы Гольданского

По ступенькам в форме полусферы из черного мрамора в гостиную c шахматной плиткой на полу, из главного входа спускались три шикарно одетые женщины. Одна из них постарше, лет сорока восьми, судя по всему, их мать – Валерия Гольданская, две дочери с рыже-коричневыми волосами – Аврелия и Агния. У матери и дочерей специфически подведены глаза черной подводкой по нижнему и верхнему веку..

Глаза матери: цвета гречишного меда, у старшей, Аврелии: серо-синие миндалевидные. Миловидное светлое лицо, остальные черты меркли перед ее яркими глазами. Ей было тридцать два – она вдова.

Агния ничем не уступала старшей сестре, визитной карточкой сестер и матери, конечно, были невероятной красоты глаза. Ее цвета морской волны, но более раскосой формы, она была немного выше и младше сестры лет на шесть. Они изящно двигались, вели беседу и должно следовали этикету..

Спустившись в просторную гостиную стали отчетливее слышны их голоса и стук чашек, гремевших на подносе, который несла молоденькая кухарка.

– Cлышали? Вдова соседнего поместья вернулась и решила срочно поженить сыновей, – усмехнувшись сказала мама, сложив ногу на ногу, приподняла кисть руки и стала рассматривать кольцо с огромным темно-синим сапфиром.

– У них есть шансы? – уточнила Агния, поправляя cерое шифоновое платье на коленях, удобно усаживаясь в кресло.

– Шансы есть у всех, – комментировала Аврелия, выкладывая красивые чашки с горячим чаем из подноса, который только что, впопыхах поднесла кухарка.

– Все хорошо, Нинель, иди, – успокоила ее Агния, подмигнув, что мама не будет недовольна из-за того, что та не успела заварить чай, ровно к 10:30, как привыкла Валерия Яновна.

– Они же почти разорены, – продолжила Аврелия. – Предупреждаю, даже будучи вдовой, на меня мама, не надейся. Я не стану больше заключать союз ни ради нас, ни ради, кого-либо другого..

– Не пори горячку. Во-первых, не разорены. Их мать собственноручно подняла разоренный бизнес мужа, после его смерти. Во-вторых, Богдан, ее младший сын, на сколько я знаю, ее правая рука и у него огромный потенциал в сфере финансирования, учился в Европе. Во-третьих, он – красив, молод. Смуглый, светловолосый, зеленоглазый.

– Сколько ему?

– Двадцать шесть, насколько наслышана.

– Вы почти погодки, sister, – усмехнулась Аврелия, – а второму, их двое?

– На пару лет старше Богдана, о нем ничего не известно. Видели их недавно вместе с братом высокий, стройный, угрюмый. Но краем уха слышала, нелюдимый, не жил с ними.

– Надо разузнать все самим, – с хитрым взглядом продолжила Агния.

– Не сомневаюсь в твоих возможностях, – усмехнулась Аврелия.

– Агния, загляни в мой кабинет после пяти, обсудим младшего Нельсона, – прошептала мать, отодвинув чашку к центру столика и ушла на кухню, со строгим лицом, брови ее от напряжения приняли форму дуги, вероятно шла отчитывать кухарку Нинель за задержанное чаепитие.

* * *

Боли утихли, но напряжение росло с каждым днем. Прогноз врачей не утешал. С таким пороком, если не дни, так месяцы сочтены.

Разузнал у доктора адрес девушки, что вызвала мне скорую. Cтудентка, со слов фельдшера, которая его встречала, держа меня на руках, кричала на всю округу. Отблагодарю корзиной фруктов, как выслушаю план «По завоеванию» от мамы.

Богдан забрал меня в полдень и почему-то привез в их особняк. А хотелось бы в свою холостяцкую квартиру в шумном городе, хоть и в спальном районе, зато, там хоть слышны крики соседей и гул проезжающих машин. А здесь лишь шевеление листьев на сухих ветках и свирепое завывание одинокого ветра, блуждающего между громоздкими старыми поместьями, обволакивающего забитые в вечность кирпичи.

Их же особняк, на фоне остальных, был более современный и небольшой, отделанный белым облицовочным материалом. На первом этаже размещались столовая и средних размеров гостиная, со светлыми стенами, белыми дверьми, молочной мебелью.. Огромный, цвета слоновой кости велюровый диван украшал ее центр. Величественность этой комнате прибавлял камин c круглым зеркалом в раме похожей на лучи солнца. На верху четыре уютные спальни и повсюду персидские ковры.

На заднем дворе, на веранде, мама успела организовать уютный уголок с круглым плетенным столом, креслами, лежаками и качелями.

– Тебе нужен свежий воздух, – шептала она, кружа вокруг меня и подкармливая медом и орехами, следом запихивая в меня морс – ненавижу сладкое. А я лишь пытался поймать ее теплый взгляд. Взгляд матери, скучающей по сыну.

– Мама, мне слегка за тридцать, восемнадцать из которых я один, на кой черт мне твои пледики и мед? Дай хоть умереть с гордостью, а не в пеленках.

Но такое внимание грело душу, мы наконец увиделись после долгой разлуки, они со вторым отчимом жили в Австрии. Я так рад, что она обеспокоена моим состоянием и бережно ухаживает. Так бы хотел обнять, но ей, наверно, после стольких лет станет некомфортно.. Не хочу лезть в душу, время еще есть.

– Вот поэтому ты до сих пор не женат. Ты такой холодный, поискать еще. Не подойдешь ты ни одной из сестричек. Они – ооох, какие змеи.

– Мама, как ты себе представляешь жизнь с невестками, которые с твоих уже «змеи».. – усмехнулся я.

– Да не знаешь ты их, вроде вежливые, деликатные, но хииитрые. И зачем это мне с ними жить? Богдану среднюю засватаем, а тебе и вдова сгодится, и ты не романтик, и она уже вряд ли. Но красивыеее обе. Не насмотришься, – тянула, преувеличивая она.

– Но не красивее тебя, моей любимой мамы, – нежно обнял Богдан мать.. – Артем, зачем ты заказал корзину с фруктами? Курьер только доставил, – уточнил внезапно брат.

Я протянул ему листок с адресом.

– Далеко от вашего дома? Девушка мне скорую позавчера вызвала, отблагодарить хочу.

Богдан быстро развернул листок, море эмоций облили лицо, и он резко передал его маме, натянув довольную улыбку.

– Он им отнесет фрукты..

– Кому, им, что ты имеешь в виду, сынок? – удивленно спросила мама.

– Ну невесткам, «змеюшкам», – рассмеялся Богдан. – Адрес их дома, это же никак не совпадение?

– А они причем? Я девушке студентке, которая мне скорую вызвала в парке.. Адрес дал врач, – недоумевал я.

– Да лааааадно! – воскликнула мама, взглянув на адрес, – вот это удача! Вот это совпадение! Которая из сестер? Младшая? Агния, неужто Агния?

– Имени не знаю..

– Так, завтра идем вдвоем и отблагодарим!

– Можно, я сам!? – недовольно прервал я ее планы с дрожью в сердце, не хватало еще с мамой ходить и благодарить.

– Рыжеватая была девочка, да? – воодушевленно кричала она, поправляя вязанный платок на плечах.

– Худая и рыжая, лет двадцати на вид, – описал кратко, на сколько позволяла память, – тревожно бегая глазами по их лицам, надеясь хоть в чем-то быть полезным.

– Агнии двадцать шесть, – резко села мама, – ну, она это!

– Сказали, лет двадцати, пока не увижу, не могу судить. Помню лицо смутно, волосы точно ярко-рыжие.

– Неразбериха какая-то, такое совпадение.. – подытожил брат. – Адрес точно этот?

– Ну да, мне передали в больнице.

– Может дочь прислуги? И тоже рыжая? Прямо-таки заинтриговали.. – задумалась мама.

– О, прекраснейшая женщина, с прекрасными формами. Герцогиня моей души! Не бери в голову. Завтра разберемся, – успокаивал Богдан маму, нежно целуя ее ладонь, крепко сжав в руке.

А мне их идея казалась еще более бредовой, чем в первые дни..

***

Тридцатое сентября. C полной корзиной ароматных и сочных фруктов, я направился в соседнее поместье. Солнце потихоньку поднималось. Туман рассеялся к десяти. Бульвар окрасился тенями резных листьев клена, которые трепетно покачивал ветер. День обещал быть хорошим.

Я, по рекомендациям мамы оделся, нет, нарядился подобающе и пошел бросать пыль в глаза соседям. Бежевое пальто прямого кроя, черные брюки из вельвета, замшевые полуботинки, аки – плюшевый мишка.

2
{"b":"887821","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца