ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лайза Фокс

Происки на приисках

Пятница вечер. Женя

Времени было мало. Я успевала с проектом еле-еле. Торопилась и старалась не терять темпа. Моё монотонное клацанье по кнопочкам прервал отрывистый стук в дверь.

В кабинет вошли двое. Кроме моего непосредственного начальника, умницы и зануды Игоря Селиванова, проем двери заполнил ещё один сотрудник. Колоритный, надо сказать.

Классические джинсы, серый свитер с широкой персиковой полосой. Верхняя часть пуловера у круглого выреза была свинцовой. Ниже оранжевой вставки – светло серой. На ногах пенни-лоферы идеально подобранные в цвет. Обеспеченный красавчик.

Я не разбираюсь в одежде. И в брендах тоже. При выборе смотрю нравится-не нравится. Но цену этого модного лука я случайно знала. Такой набор Brunello Cucinelli стоил, как моя теперешняя зарплата. Ещё с прошлым уровнем доходов, выбирала как-то подарок в интернет магазине и положила в DREAM BOX этого кашемирового красавчика.

Точно знала, что мой бывший муж, его не наденет. Он говорил, что в подобных вещах будет смотреться женственно. Я не верила, пока он не примерил похожий свитер. Действительно, так себе.

А на вошедшем одежда сидела идеально. Словно создавалась именно для него. Рельефная фигура и цепкий взгляд не позволяли усомниться в его мужественности. Одет в мягкое и неброское. Можно сказать, в дачный вариант стиля кэжуал. И при этом, заточен, как бритва и чертовски опасен.

Резкий излом бровей, смоляные прямые ресницы без загибов. Высокие скулы, острый подбородок. И взгляд-рапира. Чуть зазеваешься и туше. Прокол до самого сердца, печени или финансов. Смотря куда направит прицел. С таким надо быть осторожной.

Селиванов злился, но сдерживался. Он пригласил незнакомца в мой кабинет. Но было видно, что главный в этой паре не он. Представил нас неформально по именам. Попросил прокомментировать мою сегодняшнюю реплику в чате. И меня взорвало.

– Вы серьёзно пришли поговорить о моём частном мнении в пятницу вечером? Игорь, Максим, это шутка? Я не работала по проекту, не курировала, не моя подпись на заключении. Черканула глупость проходя мимо. Давайте забудем и все вернёмся к работе. У меня ещё Нижний Тагил в разработке. А на следующей неделе вы спросите результат.

Видно было, что именно так Селиванов и думает. Мнение моё его не интересует. Для доказательств нужно время. Проект горящий. Его сдают сегодня. Да и кто я такая? Рядовой специалист. У него нас 47 человек в отделе.

был явно другого мнения. Его зацепила моя реплика. И теперь он хотел подробностей и объяснений. Я на эту провокацию вестись не собиралась. Работа нужна и выходные тоже.

– Евгения, прошу вас объяснить комментарий «этот самолёт не полетит». Это не займет много времени.

– Максим, давайте выберем любой ответ, который вас устроит. Кинула реплику не в тот чат? Злая стерва и завидую руководителю проекта? У меня ПМС и я просто ведьма сегодня? Устала без отпуска? – я посмотрела на мужчин. Судя по тому, как дернулся Игорь, именно так он и говорил собеседнику до визита в мой кабинет. И теперь ждал от меня внятного завершения недоразумения, чтобы вернуться к своим неотложным делам. И я не подвела. – На самом деле, проект хороший. Артём отличный специалист. У меня нет повода усомниться в его компетентности. Тем более, что нет ни одного веского аргумента против.

Игорь почти аплодировал. Он ликовал и уже был готов выйти из кабинета. Но незнакомец сдаваться не собирался. Он ближе подошёл к моему столу и без приглашения уселся в офисное кресло напротив. Селиванову ничего не оставалось, кроме как со вздохом устроиться с другой стороны стола.

– Евгения, я вас услышал. Корпоративная этика и всё такое, понимаю. Но мне нужен ответ. Почему вы усомнились в успешности проекта? Можно своими словами. Предчувствия, плохие сны, опечатка на первой странице – любой повод я готов принять. И я хочу услышать правду. Попытка слить разговор не засчитана. Без ответа я не уйду.

Ситуация понемногу накалялась. Максим был настроен решительно. А я помнила, что мне потом работать в этом отделе. Селиванов взял меня только потому, что не знал, кто я такая. Ему порекомендовал меня одногруппник. Если бы у Игоря было желание копать мое резюме глубже, я бы осталась без работы. А она мне очень нужна.

У меня странный недостаток – гипер компетентность. Я занимала в другой компании такую же должность, как Селиванов. Сейчас надо мной руководитель проекта и он сам. То есть я спустилась на 2 ступени вниз. Именно этого и хотела. Но доказать не смогу.

Игорь, вполне логично будет думать, что я переросла свой функционал. Нуждаюсь в карьерном росте. А значит, буду его подсиживать. Но это если только он узнает. Пока мне удавалось скрывать свой опыт работы.

– Максим, простите, зачем вам моё мимопроходящее мнение? Спросите Артёма, он в теме по самые гланды. Тем более, что я не давала заключений, просто бросила фразу в частный, заметьте, чат. – Я посмотрела на Игоря осуждающе. Зачем создавать чат-болталку, чтобы потом сливать оттуда информацию коллегам из других отделов. Интересно, откуда этот? Из геологоразведки или производственник?

– Евгения, успех предприятия не всегда зависит от правил. Иногда самое верное решение – отказаться от проекта, если дорогу перешла черная кошка или сотрудник что-то написал в чате. Это не логично, но меня зацепило. Надо понять в чём дело.

Игорь выглядел обреченно. Наверное знал, что теперь не отвертеться от разбора полётов. Кивнул мне головой, дескать, выкладывай на чистоту.

– Не думала, что вы суеверны, Максим. А что вы знаете о прииске?

– Всё, что известно вашему отделу. Больше меня знает только один человек, но нам его не удается пока найти. Поэтому информация такая. Прииск старый. Разрабатывался во времена СССР. Потом закрыли железнодорожную ветку и к нему стало сложно добираться. Разработку приостановили. Теперь он принадлежит нашей компании. Проект выглядит оптимистично.

– А кому прииск принадлежал до этого?

Максим снова уколол меня взглядом. Теперь уже он что-то не хотел говорить. Но от беседы не отказывался. Надеялся пройти по краю информации. Выудить у меня нужное, не сказав важное. Плавали, знаем.

– Евгения, до прошлого года прииском лет 10 владела компания Коржова. Знаете такого? Но они не вели разработку. Около 5 лет назад активизировались. Провели геологоразведку, начали верстать проект. Но к реализации не приступили. Коржов переключился на другой объект. В прииск деньги вкладывать не стал.

– А почему, Максим? – я старалась, чтобы он сам назвал какую-то причину, которая его удовлетворила бы. И я спокойно смогла вернуться к работе, не рискуя потерять место у Селиванова.

Максим поморщился от досады. Сцепил руки в замок и энергично поерзал в хлипком кресле устраиваясь удобнее. Хоть бы не рассыпалось под ним.

– А вот этого, я и не знаю. Руководитель проекта Женя Стрельченко уволился около года назад. И как в воду канул. Никуда не устроился, нигде не засветился. Квартиру продал и уехал в неизвестном направлении. Что у них произошло – не известно. О скандале никто ничего не знает. Или не признаётся. У ребят Коржова информацию тоже добыть не удалось. – У меня тупик. А что у вас по объекту?

Упорный мужчина. Соскользнуть не даёт. Он меня не отпустит, пока не отвечу на вопросы. Хваткий, не мямля. Люблю таких цепких. И умных люблю. Это лучший феромон, круче денег.

– Давайте так. У меня нет фактов и доказательств. Просто информация. Сказка на ночь. Прииск перспективный. Залежи богатые. С современными средствами транспортировки добыча вполне возможна. Так?

– Так, – мужчина придвинул кресло ближе к столу. Нас разделяли теперь сантиметров 70 и мне стало неуютно. – А в чем подвох?

– В грунте и воде. Вы собираетесь вести добычу при помощи взрывотехников. Это спровоцирует выход грунтовых вод из верхнего горизонтального резервуара с быстрым затоплением прииска. И погребение его под слоем мягкого грунта.

1
{"b":"862370","o":1}