Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Ночевать в пещере мы не стали, выбрав чистое место неподалеку. Развели костер, и достав остатки жаренного ещё утром мяса, быстро его прикончили. Кормить нас никто не стал, скорее всего просто было нечем - все местные жители были очень худыми, похоже, череда неудач на охоте продолжалась.

В сумерках я слышал приглушенную перепалку, срывающиеся на визг женские крики. Мне даже стало немного жаль тех троих мужчин. Наплевав на патриархальные устои неандертальского общества, дамы брали свое числом, просто не слушая возражений и упрямо гнули свою линию. Им явно надоело жить впроголодь, а тут я со своими рассказами… Споры и крики продолжались до глубокой ночи, а на рассвете к нам вышли три женщины, одна держала на руках ребенка, другая вела за руки обеих мальчишек. Все они остались без мужчин этой весной, и теперь решили переселиться к нам.

Делаю суровое лицо, и предупреждаю, что они должны забыть все свои привычки и жить только по новым правилам. Те соглашаются, деваться им некуда…

Вскоре из пещеры показались оставшиеся дамы. У двоих под глазами и на скулах наливались свежие синяки, третья была целая, зато досталось подростку - бока и спина которого были в ссадинах и кровоподтеках. Один из вышедших мужчин тоже сверкал фингалом… Рауг на всякий случай придвинул копьё поближе, но нас демонстративно игнорировали. Стариков не было видно вовсе.

Подхожу к суетящимся у костра людям, и негромко, но так, чтобы меня все слышали, говорю, ни к кому конкретно не обращаясь:

- Я, Дим, вождь великого племени Солнца, буду ждать вас до той поры, пока степь станет белой. Если вы прийдете - мы дадим вам еду, новую одежду и защиту. Если нет - мы уйдем без вас.

Пристально смотрю в хмурые лица всех оставшихся. Некоторые смотрят на меня со злостью, некоторые жалобно и обречённо. Эти люди для меня сейчас дороже золота - но решать свою судьбу они должны сами.

Разворачиваюсь, и коротко кивнув уже собравшемуся Раугу, иду прочь. За мной идут наши новые соплеменники, охотник замыкает отряд. Ещё долго чувствую спиной взгляды оставшихся людей, на душе скребут кошки. Но иначе поступить я не мог…

Снова потянулась бесконечная степь. Мы спешили, ведь ещё никогда раньше я не бросал своих людей на такое длительное время. Как там Гер, довел ли он свой отряд? Как Эрика? Как все?

Еды не хватало, козы куда-то подевались, и мы на ходу жевали редкие и уже огрубевшие стебли дикого лука и щавеля. Только на третий день пути Рауг, каким-то чудом, успел ударить копьём выскочившего из-под ног зайца. Тут же стали на привал, разожгли костер и разделили добычу, отдав большую часть детям и женщине с младенцем, им приходилось хуже всего. И снова в путь…

На двадцать пятый день с начала нашего похода, вышли к верховьям Тихой. Ещё три дня, и мы дома. Наша обувь износилась, прочная кожа бизонов истерлась, стала тонкой как бумага, швы местами разошлись. У идущих с нами женщин и мальчишек дела обстояли ещё хуже - грязные обмотки растерли ноги, и они прихрамывали. Животы сводило от голода, но тратить остатки сил на охоту было бессмысленно.

Мы упрямо шагали к дому. Справа тянулись уже хорошо знакомые места, скоро брод, а там и до родной пещеры рукой подать. И через час, выйдя на берег, сначала увидели подымающийся на другом берегу дымок, а затем и радостно кричавших и размахивающих руками близнецов. Сбросив одежду, они за несколько минут перешли реку, и бросились к нам. Тор подхватил на руки обеих детей, Тур взял у матери заревевшего от испуга младенца и они быстро побрели назад, по пояс в холодной осенней воде. Делать нечего, все следуем их примеру, и вскоре уже стоим у костра, стуча зубами от холода, спешно натягивая на себя снятые вещи. Близнецы сначала обнимают нас с Раугом, затем с интересом рассматривают худых, измученных переходом, но не лишенных привлекательности женщин.

- Тор, очнись! - парень вздрагивает, и бросается к лежащему рядом мешку.

Перед нами, словно по волшебству, появляется большой кусок копчёного мяса, связка высушенной рыбы и груда сухих плодов. На добрые пол часа слышен только хруст работающих с огромной скоростью челюстей. Съели все, и Тур потянулся к мешку за новой порцией.

- На сегодня хватит! Завтра полдня отдыхаем и восстанавливаем силы.

Близнецы натаскали огромную груду дров, и вскоре пламя запылало ещё ярче. Экономить нечего, больше мы не вернёмся на это место.

Пока Рауг готовил из сухих листьев и травы спальные места, успеваю расспросить близнецов, как живёт племя:

- Гер пришел ещё восемь дней назад, привел четверых людей. Мы с братом убили ещё пятерых бизонов в яме, мяса столько, что его некуда девать! Вит упал с дерева и сильно зашиб плечо, Арика с ним возится теперь, травы и листья прикладывает. Новые люди ждут твоего возвращения, чтобы ты провел праздник Солнца!

- Ты это о чём? - меня разморило от сытной еды и тепла, я уже засыпаю..

- Дим, ты же давал нашим мелким имена, помнишь? У нас есть знаки племени, а у новых людей нет, - и парни гордо вытаскивают из-под одежды свои ожерелья.

- Будет вам праздник… Тор, не мучай меня, быстро говори, как там Эрика!?

- А что ей сделается?.. Недавно Тенак пришел, может, она будет его невестой?

Я резко вскидываюсь, и Тор, громко смеясь, отскакивает от меня подальше, выставляя перед собой руки. Убью гаденыша! Ведь прекрасно знает, что мне не безразлична эта девчонка, и все равно подкалывает вождя!

- Дим, Дим, не сердись, и правда смешно же…

- Я сейчас в тебя копьё кину, шутник!

- Все, говорю как есть - едва отбились от нее, хотела с нами идти и здесь тебя ждать. Не забыла она тебя, успокойся уже!

Падаю на пахнущую полынью сухую траву и смотрю в ночное осеннее небо. Звёзды мерцают, подмигивают, и я счастливо улыбаюсь…

Глава 4. Путь на север

Прошло уже больше года с того времени, как я появился в этом мире. И колесо истории неохотно, со скрипом стало отклонятся в сторону с проторенной колеи. Так получилось, что мои действия помогли полностью уничтожить довольно большое племя кроманьонцев, пришедших на полуостров с севера. Остатки семей неандертальцев, разбросанные по южным склонам Крымских гор, получили шанс выжить.

Мне удалось собрать всех - оставшиеся поначалу в пещере Острых Копий пары, все-таки пришли глубокой осенью. Изменить свое решение их заставили даже не женщины, как я рассчитывал, а гораздо более сильный мотив - голод. На охоту ходили каждый день, но степь опустела. Когда после бесплодных попыток добыть хоть что-то, умер сначала один, а затем и второй старик, они решились на переход. И дошли ведь…

Сейчас нас стало пятьдесят шесть. В новом племени сейчас был сильный перекос в сторону женщин и детей, взрослых и близких к этому мужчин было всего семнадцать. Конечно, через несколько лет ситуация выправится, а пока придется работать с тем что есть.

Эрика не отходила от меня, рассказывая и показывая все, чего достигли люди за месяц моего отсутствия. А сделали немало - одних только веревок разной толщины сплели столько, что для их перевозки придется выделять отдельную волокушу. Женщины уже сшили для всех новые комплекты одежды, удобные и теплые. Сейчас доделывали обувь.

Запасов провизии было на порядок больше, чем мы заготовили прошлой зимой, особенно много копчёного и вяленого мяса и рыбы. Дважды сходили за солью, набив ею десяток больших мешков. Отдельно аккуратными стопками возвышались бруски мыла, более - менее ровные глиняные миски и горшки. Охотники изготовили десяток новых копий, используя принесенные Тенаком наконечники и инструменты.

Не меньшим достижением было и то, что практически все люди, кроме совсем новых членов племени, говорили на русском языке. Часто с акцентом, иногда подменяя слова аналогами из неандертальского наречия, но процесс обучения шел непрерывно. Эрика вообще наловчилась болтать так, словно выросла где-нибудь в Рязани или Новгороде.

22
{"b":"893012","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца