Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Мы всё понимаем, — покладисто проговорил Николай. — Не беспокойтесь. Сейчас спокойненько сядем и всё оформим, — затем он повернулся ко мне и, понизив голос до шёпота, сказал: — Что писать-то⁈ Как ты его укокошил? Мы ж не видели ни черта!

— Разве не очевидно? — притворно удивился я. — Ядовитый туман вызвал у Окунева временное помутнение рассудка, и он с разбегу напоролся на ледяные шипы, которые сам же создал. Откуда иначе на его теле столько ран?

— Ах, вот оно что… — протянул Николай. — Какая, оказывается, опасная штука — этот твой туман.

— Угу. Смертоносная вещь.

— Ладно, так и напишем. Звучит более-менее.

— Главное, не вздумайте указать, что сами ничего не видели, — повысив голос, чтобы слышал секундант Окунева, сказал я. — Иначе вас затаскают по инстанциям.

— Конечно, этого писать ни в коем случае нельзя! — всполошился щуплый парень, который, наверное, уже сто раз пожалел, что вообще согласился во всём этом участвовать. — Мне неприятности не нужны!

В общем, я оставил секундантов составлять протокол и дожидаться врача с труповозкой, а сам отправился домой. Вернее, в убежище Вождя, служившее мне временным пристанищем. По пути набрал номер Юшен. Хотел обсудить с ней возможность посмертного допроса князя Белозёрова-Оболенского. Всё-таки, хули-цзин медиум. Если бы она вызвала душу отца и поговорила с ней о том, не видел ли он перед гибелью своих убийц, не слышал ли чего, было бы… На самом деле, не знаю, что было бы. Доказательством вины Павла и его сообщников показания медиума, естественно, не считаются. Да и князь мог погибнуть быстро и внезапно, ничего не поняв и не заметив.

Всё это я обдумывал, пока ждал ответа Юшен. Однако лисица так и не взяла трубку. Чёрт, да в чём дело⁈ Хотя чему я удивляюсь? Она же выдаёт себя за Алёну, у которой телефона быть не должно. Наверное, отключила звук, вот и не знает, что я названиваю. Наберёт, когда заметит.

Расслабившись, я устроился поудобнее на заднем сиденье. Беспокоиться о Юшен нечего: во-первых, она может за себя постоять, во-вторых, девушка — чудовище, а не человек, которое я пощадил, чтобы пользоваться его магическими умениями. И не нужно про это забывать.

Оставался важный вопрос: как поступить с Павлом. Не скрою, что приказать лисице его убить и получить титул, став новым князем Белозёровым-Оболенским, было бы проще всего. Собственно, что меня удерживало? По большому счёту, я ведь уверен, что брат убил отца. Имею полное право точно так же поступить с ним — вне зависимости от того, как папаша ко мне относился. Так, может, не морочить себе голову со всей этой медиумной чепухой и поисками ненужных, в общем-то, доказательств, а просто велеть хули-цзин прикончить говнюка, да и дело с концом?

Ох, велико было искушение, велико! Но я взял себя в руки. В любом случае, ещё рано предпринимать подобные решительные шаги. Ещё не всё готово. Но уже скоро. Очень скоро.

Глава 3

Дома мне хотелось отвлечься. Не то чтобы убитого парня было жалко: придурок напоролся на то, за что боролся, но неприятный осадок оставался. Так что Мейлин, заявившаяся со словами, что пора продолжить занятия тайцзи, оказалась весьма кстати. Однако я сразу настоял на том, чтобы не махать руками, а предаться установлению контакта. Девушка недовольно поджала губы, но спорить, к моему удивлению, не стала.

— Хорошо, — кивнула она. — Но не больше получаса. Вообще, я отцу на этот счёт ничего не обещала.

— Одно к одному, — сказал я.

— Не совсем. Ладно, к делу. Садись, как в прошлый раз.

Мы устроились на полу, и я закрыл глаза. Пришлось подождать около минуты, пока станет видна моя энергетическая система. Первым делом я прошёлся по ней, выправляя потоки и напитывая узлы. Затем обратился мыслями к Мейлин. Она, видимо, это почувствовала, так как сказала:

— Сейчас откроюсь. Постарайся ничего не испортить — только увидь меня.

Минуло ещё несколько минут и, наконец, я увидел её ауру. Уже неплохо. Но требовался прогресс. Я постарался максимально сосредоточиться. Замедлил дыхание, прислушиваясь к ритму своего сердца, отогнал все посторонние мысли. Стал абсолютно чист. Табула раса. И вдруг перед внутренним взглядом мелькнули светящиеся линии, проходившие через тело девушки! Это сразу выбило меня из колеи, и видение исчезло.

— Неплохо, — тихо проговорила Мейлин. — Потрясающе, на самом деле. Не понимаю, как тебе это удаётся… Давай ещё раз!

Кажется, ей самой стало интересно, как далеко я смогу зайти.

Я начал почти сначала. На этот раз дело пошло быстрее. Это напоминало разглядывание стереокартинок, чтобы увидеть которые нужно правильно сфокусироваться.

Через некоторое время передо мной вновь появились вертикальные линии, пронизывающие ауру Мейлин. Я заставил себя не дёргаться и ухватился за них, стараясь не потерять. Ещё пара минут, и каналы стали толще, я увидел текущую по ним энергию. Затем вспыхнули пульсирующими искрами узлы — начиная с нижнего. Всё это словно проступало из тумана. Я вдруг услышал напряжённое дыхание девушки. Система стала чётче.

— Только ничего не трогай! — донеслось до меня.

Вот я уже видел всю структуру Ци Мейлин! Это было даже удивительней, чем когда я узрел свою собственную. От осознания происходящего у меня перехватило дыхание. Каналы и узлы тут же дрогнули и начали таять, но я взял себя в руки, и картинка постепенно восстановилась.

— И что делают, чтобы нанести критический удар? — тихо спросил я.

— Ты ещё не подключился, — ответила девушка. — Только увидел меня. Постарайся продержать это состояние подольше. Сейчас я отойду в сторону, и тебе придётся всё делать самому. Готов?

— Давай, — ответил я.

Система Мейлин притухла, кое-где даже прервалась. Но не исчезла! Спустя минут пять мне удалось вернуть чёткость изображения. Это было реальной победой!

— Обалдеть! — выдохнула девушка. — Даже немного страшно…

— Я не стану ничего делать, не волнуйся.

— Ты пока и не сможешь. Говорю же: сначала надо подключиться.

— И как это…

— Нет! — решительно прервала Мейлин. — Рано. Я не уверена, что ты не напортачишь на радостях. Даже невольно можно нанести вред. Сначала ты должен научиться видеть мою систему максимально быстро. В бою никто не станет ждать, пока ты это сделаешь.

— Понимаю. Но давай хотя бы попробуем, раз уж я сейчас тебя…

— Нет! — снова отрезала Мейлин, и изображение задрожало и погасло. — Хватит!

Её было нетрудно понять: она вообще не ожидала, что у меня получится. А тут такое проникновение в святая святых. Конечно, давить я не стал.

— Ладно, как скажешь. Это твоя система.

— Вот именно, — кивнула Мейлин. — Так что не торопи. Давай-ка займёмся упражнениями.

Ещё около часа мы делали всякие плавне движения. Девушка почти не поправляла меня. Но, кажется, не потому что я отточил технику. Она была задумчива и малость отстранена. Наконец, опустила руки и отвесила традиционный поклон, означавший завершение занятия. Я ответил тем же.

— Хорошо, — сказала она. — На сегодня достаточно.

И, не добавив больше ни слова, ушла. Кажется, её слегка напугало то, как быстро я сумел увидеть её систему узлов и каналов. Главное, чтобы она не передумала продолжать. Нельзя торопить события. Хотя времени у меня было не так уж много. События набирали обороты, и я намеревался воплотить свой план совсем скоро.

Переодевшись, я направился к Аничкову. Он был на месте. Поливал на подоконнике кактусы из зелёной пластмассовой лейки.

— Что хотел от вас Кан? — прямо спросил он сразу после обмена приветствиями.

— Я как раз насчёт этого.

— Вот как? Хорошо, давайте обсудим, — Вождь указал на кресла. — Выпьете что-нибудь?

— Нет, спасибо.

— Как угодно. А я плесну себе на два пальца.

Подойдя к шкафу, он достал бутылку и щедро налил в стакан. Затем подошёл и сел, закинув ногу на ногу.

— Ну те-с, о чём пойдёт речь?

— О князе Долгоруком.

Аничков приподнял брови.

3
{"b":"888420","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца