Литмир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Валерий Шилин

Торговец. Книга I. Операция «Тирольская рапсодия»

Пролог

Сейчас, пожалуй, и не припомнить, когда они повстречались впервые.

С уверенностью можно сказать, что это случилось на ежегодно проводимой международной оружейной выставке в Нюрнберге. Алекс посещал ее регулярно все последние двенадцать лет.

На выставках, как водится, к русскому стенду народ притягивает, словно магнитом. Что новенького привезли, что интересного?

Среди этой людской массы встречаются завсегдатаи, которые не столько дело говорят, а просто хотят пообщаться, хотят, чтобы кто-то выслушал их мысли и идеи, которые, бывает, накапливаются за год, в перерывах между выставками. Другого такого случая может и не представиться.

Бывает, разговор заходит интересный, познавательный, но таких встреч не так уж и много.

Тем не менее с каждым нужно побеседовать, уделить внимание – таковы правила.

Поэтому появлению этого человека Ванин вначале не придал особого значения.

Когда он, будто смущаясь, говоря негромко и даже вкрадчиво, обратился к Алексу, тот сработал по хорошо накатанной схеме. Автоматом отметил для себя его внешние данные.

Возраст – примерно 40-42 года. Рост в пределах 170 см. Телосложение плотное, даже чрезмерно. Размер одежды, по российским стандартам, около 58, рост 3 или 4. Обувь примерно 44-45 размера. Стрижка русых волос короткая, с крупными залысинами. Лицо гладко выбрито. Глаза серые. Одет в простую, неофициальную одежду – джинсы, темно-зеленый пиджак небрежно накинут поверх рубахи без галстука. При нем был большой портфель на колесиках с телескопической ручкой. Английская речь с ярким немецким акцентом.

Начинала раздражать его манера говорить тихо. Алекс поймал себя на мысли, что будет по-дурацки выглядеть, если низко наклонится к собеседнику, чтобы расслышать. Но постепенно то, о чем он говорил, заставило невольно изогнуться.

Человек сообщил, что заочно давно знает Ванина, регулярно посещает его сайт в Интернете – «Оружейный клуб». Кроме того, новый собеседник прочел все статьи Ванина на английском языке. Вот только жаль, что не знает русского языка и не может прочесть последний, и потому еще не переведенный на иностранные языки, роман «Бросок мангуста».

Когда подходит кто-то незнакомый, начинаешь смотреть на его карточку. Красный цвет – участник выставки. Желтый – пресса. Синий – гостевой пропуск. На карточке обязательно напечатаны имя и фамилия.

Взглядом, как обычно, Алекс стал искать имя на пропуске, но незнакомец, поняв, чего тот хочет, улыбнулся:

– Это не настоящее имя. Зовите меня просто Джордж.

Так и договорились.

Поболтав о том о сем, Джордж укатил вместе со своим кейсом на колесиках.

Потом были еще встречи, все там же, на выставочном стенде.

Иногда приходила мысль, что этот Джордж просто какой-то фан, который, чтобы придать своим визитам некую интригу, решил поиграть в спецслужбы. Однако по мере развития контакта Алекс стал приходить к выводу, что это не совсем верное предположение.

В последующие два-три года Джордж обязательно находил Алекса на выставке и каждый раз рассказывал о некоторых эпизодах его, Ванина, жизни и работы, при этом уклонялся от ответа, как ему эти подробности стали известны.

Ну, раз не хочешь говорить, не очень-то и хотелось. Но, черт возьми, кто же на самом деле этот пухляк, скрывающийся под именем Джордж?

Примечательно, что иногда за одну выставку он подходил по несколько раз в сопровождении других людей. Разные были джентльмены, но было что-то у них у всех общее. Наверное, взгляд – вроде смотрят вскользь, но все видят и запоминают. Джентльмены, ссылаясь на издержки профессии, не давали своих визиток.

Не делал этого и сам Джордж, по той же причине.

О себе Джордж говорил, что он – бывший капрал-артиллерист. Имеет друзей среди австрийских военных и разработчиков оружия. Его компаньоны действительно умели разговаривать об оружии. Профессионально, со знанием дела. Других тем практически никогда не поднимали.

Как-то Джордж заметил:

– Так вы говорите, случайно работаете в оборонной промышленности? Учитель английского языка? Насколько я могу судить и как считают некоторые мои коллеги, для учителя вы слишком хорошо стреляете из боевого оружия. Вовсе не спортивные приемы стрельбы. Спортсмены стреляют не так. Чувствуется практическая школа.

Следует признаться, что в начале знакомства Ванину пришлось как-то сказать, что, мол, он – учитель английского языка. На оборонном заводе стал работать по чистой случайности.

Шла своего рода игра в недомолвки.

Джордж иногда делился своими литературными наработками – в основном поэзией. Легко мог дискутировать на темы военной истории. Один раз даже удивил, рассказав, что читал и негодовал по тому, как англичане в Австрии после войны сдали русских казаков в руки НКВД.

Однажды Джордж шепнул, что знает о Ванине гораздо больше, чем тот думает. Для доказательства Джордж сказал, что ему известно об операции «Тирольская рапсодия».

Вот тут-то до Алекса окончательно дошло, Джордж – это не фанат с улицы.

Уловив удивление во взгляде, Джордж протянул вытащенную из портфеля картонную коробку и чем-то наполненную армейскую фляжку:

– Просьба не открывать до того, как я уйду.

Хотя и чесались руки открыть коробку поскорей, Алекс все же вытерпел. Коробку открыл только через час после того, как ушел Джордж.

То, что в ней лежало, еще больше озадачило.

Это была медаль с бантом и открытка с изображением австрийского кайзера Франца-Иосифа I. На обратной стороне открытки – надпись на английском языке: «Полковнику Алексею Ванину, Красная Армия, Россия. «Учителю» с глубоким уважением! Безымянные, Вена». На желтой наклейке, прилепленной к открытке, другая надпись: «Австрийский орден «За верную службу и примерное поведение».

На ордене отчеканено по-немецки: «За Республику Австрия – всегда готов!»

Алекс открыл фляжку. Там – неопознанный алкогольный напиток. Пахнет вроде как наша самогонка, но аромат тоньше, фруктовистей.

Джордж пришел на стенд на следующий день – последний день работы выставки. Пришел один.

Алекс пригласил его в комнату переговоров. Молча выпили по стопке русской водки из запасов службы протокола, закусили. Джордж сидит и только улыбается, внутренне торжествует. Что, мол, удивил я тебя?

Алексу первому надоела эта игра в молчанку.

Спрашивает, как понять твой жест?

– Это тебе ответный жест от друзей из Австрии, – говорит Джордж, – за тот урок, который ты преподал нашему Генштабу. Помнишь? Дело это не прошло зря, между Россией и Австрией началась торговля боевыми самолетами и некоторой другой спецтехникой.

Алекс поинтересовался, почему нет официального приказа о награждении медалью? Имеет ли он право открытого ношения?

Джордж сказал, что подготовить официальный приказ о награждении иностранного гражданина даже для либеральной Австрии – дело довольно сложное и волокитное.

– Однако, памятуя эпизод, когда ты как бы в шутку и как бы всерьез вручил членам нашей партии четыре советские медали, мы, поразмыслив, пришли к заключению, что это был очень удачный ход. Решили не остаться в долгу. Думай сам – носить или не носить. Главное, твой тогдашний вояж в Вену не оставлен без внимания. Во фляжке – чистейшая домашняя сливовица. Моя мама сама делала.

Для убедительности Джордж плеснул себе в рюмку, налил еще и предложил Алексу.

Тот не стал отказываться.

Так и прошла церемония обмывания награды, по доброй русской традиции.

– Послушай, Джордж, ты, случаем, не член СДП? – задал вопрос Ванин.

– Ты тоже когда-то был членом КПСС, не правда ли, Алекс? – вопросом на вопрос ответил Джордж.

Как бы спохватившись, Джордж резко встал, пожал руку и решительным шагом направился к выходу.

Алекс еще долго сидел, тянул сигарету за сигаретой и размышлял. В те времена к курению внутри помещений было более толерантное отношение. Нередко люди заходили на русский стенд, чтобы подымить, а если повезет, то и откушать стопку настоящей пшеничной водки.

1
{"b":"835404","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца