Литмир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я не хочу, чтобы все повторилось. Я не хочу умереть под этим уродом, ощущать в свои последние минуты его мерзкий, грязный член и холодные, липкие руки. Макс, я умру еще до того, как он это сделает со мной. Ты не представляешь, как это страшно — терять себя.

В замке с характерными щелчками проворачивается ключ, и я слышу скрипучий голос Монстра:

— Ивушка, я вернулся. Как дела у моей девочки? — он медленно приближается, наслаждаясь крупными мурашками, покрывшими мое тело. Сжав зубы, смотрю ему в глаза.

Убью! Растерзаю, тварь!

Дергаюсь в порыве хоть что-то сделать. Запястья обжигает болью, будто к открытым ранам приложили листья крапивы. А Монстру весело.

— Платьишко помяла, — подходит, поправляет подол.

Его пальцы прикасаются к голой ноге и медленно двигаются вверх. Он смотрит мне в глаза с безумной улыбкой. Снова дергаюсь, наплевав на боль в руках. Пытаюсь хотя бы коленом его зацепить. Куда там! Я скована по рукам и ногам. А мерзкие пальцы добираться до промежности, наглаживают поверх белья.

— Не трогай! — рычу на него. — Не трогай меня!

— Почему? — приподнимает левую бровь.

— У тебя нет на это права! Ненавижу!

Запрокинув голову, он снова смеется, прекратив лапать меня между ног. Пальцами обеих рук находит соски и мучает их, выкручивая в разные стороны. Сжав зубы, смотрю в его безумные глаза и ненавижу не только его, но и собственную беспомощность. А Монстр возбуждается все сильнее. Сопит, трется об меня ширинкой.

— Сейчас я кое-что тебе покажу, — отходит к столу, что-то берет с него и возвращается ко мне.

Фотографии. Мои. Детские. В том самом платье…

— Такая куколка. Посмотри. Сладенькая, невинная малышка, — с придыханием произносит он.

Отходит, пинает в сторону табуретку и ставит вместо нее стул с простой деревянной спинкой. Садится на него в расслабленную позу. На стол в ряд выкладывает фотографии.

— Так долго ждать нужного часа, — выдыхает с сожалением. — Но все должно быть правильно. Понимаешь? — переводит взгляд с фото на меня и обратно.

Расстегивает штаны, вытаскивает наружу возбужденный член и проводит по нему ладонью.

Боже, только не это! Зажмуриваюсь, чтобы не видеть происходящего.

— Открой глаза, — требует маньяк.

— Да пошел ты!

— Я потом накажу тебя за эту дерзость, — хрипло угрожает он.

Что, может быть еще хуже? В его голове генератор извращений? Но глаза открываю потому, как не уверена, что выдержу то, что этот ублюдок может придумать.

Равнодушно смотрю, как Монстр обрабатывает свой член, крепко сжав его в ладони, и смотрит на фотографии, лежащие на столе, лишь иногда бросая взгляд на меня, чтобы проверить, не закрыла ли я глаза.

Внутри меня все же что-то умирает, наверное. Он убивает меня, даже не прикасаясь. Сдавленно выдохнув и содрогнувшись, кончает в кулак, сползая еще ниже по спинке стула. Опускает руки. Они плетьми свисают, касаясь грязного пола. Туда же медленно стекает сперма из его ладони. Меня тошнит. Невыносимо, до рвотных позывов, но даже это бесполезно.

Он медленно приходит в себя. Вытирает ладони салфеткой и собирает фото в стопку.

— Я скоро вернусь и поедем кататься. Не скучай, — поправляет штаны и сваливает, а я, наконец, могу закрыть глаза, но картинка, как он дрочит, глядя на фото, никуда не девается. Может и хорошо, что все скоро закончится? И кошмаров в моих снах не добавится.

«Нет!» — Тут же злюсь на себя

Нет, мать твою! Если я сдамся, он победит и пойдет за следующей девочкой. Его надо остановить. Как? Я никак не могу освободиться. Снова дергаюсь, пытаюсь просунуть руки в тугие петли, стягивающие раненые запястья. Надрывно кричу от боли. По затекшим предплечьям струйками стекает кровь. И я снова отчаянно кричу на всю эту проклятую комнату. Рыдаю, рычу, снова дергаюсь всем телом, не замечая, что дверь оказывается опять открылась, впуская ко мне Монстра.

Подходит ближе.

Резкий укол в районе шеи, и темнота …

Такая спасительная, спокойная, родная. Медленно развеивается и я снова вижу его глаза, чувствую тяжесть его тела, его дыхание на своей коже, а подо мной холодная земля. Слишком поздно осознаю, что мы не в помещении, а на улице. Небо такое темное, что видно звезды. Как и тогда…

— Нет! — дернувшись под ним, пытаюсь освободиться. У меня практически не осталось сил. Он забрал все, пока держал меня в той комнате. Вымотал, выжал, выжег. — Только попробуй! — все равно рычу и пытаюсь ударить. Вырываю одну руку из его захвата, он тут же сжимает кровоточащее запястье, и я выгибаюсь от боли.

Монстр расстегивает ширинку, задирает мое платье и двигает в сторону белье.

— Нет, нет, нет! Не смей! Нет! — рвется из моего горла. — Помогите!

— Смотри на меня! — холодная ладонь ложится на шею начинает ее сдавливать, плавно лишая меня кислорода.

Глава 44. Максим

Мозг стремительно анализирует информацию. Ошибиться нельзя, это может быть фатально. Для всех. Прикрываю глаза и выравниваю дыхание. Секунда, две, три. Пазлы этой истории крутятся в водовороте и выстраиваются в одну четкую картину. Квартира — это слишком просто и не логично. Зачем были такие сложности? Но и не отработать эту версию тоже нельзя.

— Макс? — парни нетерпеливо пыхтят, ожидая приказа.

— Илья и Егор на квартиру. Дэн со мной, — решаю я и убираю ствол в кобуру. Левый тоже беру на всякий случай. Привычка.

— Я тоже поеду, — Елена не спрашивает разрешения. Да оно ей и не нужно. Я не ее командир. Не маленькая, сама способна принимать решения.

— Жду в машине, — хлопаю себя по бедру. — Тагир, рядом.

Спонтанное решение и даже сомнительное, но пусть пес будет со мной. Мне так спокойнее, Иве так будет спокойнее. Он словно все чувствует, не вредничает, а четко исполняет команды.

Едем в парк. Скриплю зубами и стискиваю руль в бессильной злобе. С каждым километром сердце стучит все быстрее и громче, а нервы натягиваются будто стальные канаты. Никогда я еще не переживал так сильно. Да и в принципе не за кого было переживать, а сейчас все изменилось. Я изменился.

Глубоко дышу и пытаюсь унять эмоции, что кипят внутри. Их много. Разных. Но страх преобладает. Мерзкий и гаденький. Опутывает внутренности, как змея и стягивает тугим узлом. Я боюсь ошибиться. Боюсь не успеть. Боюсь потерять свою девочку навсегда. Но в то же время, я не могу позволить сомнениям выбить меня из колеи. Мне нужна холодная голова и тонкий расчет.

В салоне гробовая тишина, слышно лишь частное дыхание Тагира. Телефонный рингтон врывается в эту тишину, как раскат грома. Мельком смотрю на экран. Шаман. Неприятный холодок пробегает по позвоночнику. Принимаю звонок и сразу включаю громкую.

— Говори, — выдавливаю из себя и сглатываю корм, что все это время стоит в горле.

— Я узнал имя, — глухо отзывается друг и снова воцаряется молчание.

— Ну, — раздраженно тороплю его.

— Петр Хлебанин.

— Сын генерала?..

Да ладно! В мозгу словно что-то щелкает. Я отлично помню этого задрота, пересекались несколько раз на каких-то мероприятиях, куда раньше так любил таскать меня отец, чтобы познакомить с нужными людьми. Неприметный, тихий, нелюдимый…

— Да, — продолжает Шаман. — В прошлый раз дело развалили, а этого гандона отец отправил за границу. На лечение. Но недавно он вернулся…

— Мразь… — цежу сквозь плотно сжатые зубы и невольно представляю, как придушу это ничтожество собственными руками.

Теперь понятно, почему развалили дело тогда. И сейчас этого урода опять отмажут… Если успеют…

— Ты где? Я сейчас приеду, — нервничает Шаман, словно чувствует моих демонов, жаждущих крови.

— В парк еду, — криво усмехаюсь и щелкаю шейными позвонками. — На охоту…

— Макс, давай без глупостей!

— Конечно.

Сбрасываю звонок и нажимаю на «тапочку», разгоняя машину до вменяемого максимума. Я контролирую себя и ситуацию. Эмоции хоть и переполняют, но не мешают оставаться в адеквате.

47
{"b":"895133","o":1}