Литмир - Электронная Библиотека

— Гражданин Пржевальский? Полиция, особый отдел расследований. Следователь по особо важным делам Голопузов Валерий Викторович.

— Полиция. Отдел контроля по делам мигрантов, Курощупов Антон Александрович.

Оба типа, едва завидев нас, сразу же устремились к мотоциклу, будто боялись, что я сейчас дам по газам и сбегу. Заметил, как выруливает фургон, преграждая нам выезд обратно.

— Да, это я, — говорю спокойно, хотя по спине бежит неприятный холодок. — Что-то случилось?

— Это мы и пытаемся выяснить, — говорит первый тип неопределенного возраста с холодными водянистыми глазами. — Нам поступил анонимный звонок. Некто указал, что на ваш дом было совершено нападение вооруженными лицами… Которых мы очень давно пытаемся поймать за многочисленные нарушения. Если вам есть что сказать, то сейчас лучшая возможность чистосердечно во всем признаться…

— Лерыч, не дави! — осадил приятеля второй, толстячок с добрыми-предобрыми голубыми глазами. Типичный немецкий бюргер или эдакий Коломбо, который ходит не зная, чем заняться, а в самом конце заявляет: — «Убийца — дворецкий!» — Рикардо находится под защитой программы обмена, не так ли, леди?

Он слегка кланяется Дранике. Девушка ответным кивком подтверждает, мол да, все так и есть.

— Вы позволите осмотреть ваш дом и прилегающую территорию? — уважительно осведомляется «Коломбо». — Ордера у нас нет, но…

— Но если вы будете препятствовать работе полиции, то не сомневайтесь, что мы вернемся сюда с ордером и перевернем все с ног на голову! — сурово заявляет первый.

— Лерыч!..

И обращаясь ко мне:

— Подскажите пожалуйста, уважаемый Рикардо. Где вы находились этой ночью с шести часов предыдущего вечера вплоть до этого момента?

— Мы с подругой ездили отдыхать в «Ушастое кафе», которое находится пот этому адресу, — говорю, видя, как насторожились оба следователя. — Там мы пробыли примерно до четырех утра, потом гуляли по набережной на диком пляже. Часам к семи мы на такси добрались до кафе, где оставили мотоцикл и сразу поехали сюда.

— «Ушастое кафе»? — наморщив лоб, бормочет толстячок. — Валер, почему мне знакомо это название?

— Точно! Это же место, о котором вчера Толя все уши прожужжал! Его туда приглашали на день рождения… День рождения…

— Дочери кандидата в депутаты Андросова, — дополняю я. — А именинницу звали Анастасия. Вы легко можете все проверить.

— И проверим! Не сомневайся! — рычит первый.

— Валера! — мягко осаживает его второй.

Ага, понятно. Типичная ситуация «Хороший и плохой коп».

Пожимаю плечами.

— Мне нечего от вас скрывать. Я искренне уважаю полицию и ваш труд на благо общества. Заходите, пожалуйста. Я же пока, с вашего позволения, уложу Существо спать. Она у меня ночного вида.

Следователи не имеют ничего против, проходя за нами. За ними следуют молчаливые парни с оружием в форме спецназа. Когда они выскочили из фургона, я прозевал, но ведут они себя очень прилично. В дом заходят лишь «важняки» в сопровождении двух громил, да и то спецназовцы остаются на пороге ждать приказа, чтобы не пачкать ковры, а следователи разуваются.

— Здорово тут у вас! — не сдерживается Антон Александрович. — Вы живете с родителями?

— Наверняка! — ворчит Валерий Викторович. — Откуда у студента деньги на свой дом, да еще и с техникой⁈ От налогов уклоняетесь?

— Я сирота, — отвечаю спокойно. — Мой отец погиб в разведке на Той стороне, два года назад. Он владел фармацевтической компанией, с которой я получаю небольшой доход.

— Ох! — тут даже Голопузова пробило. — Вы это… Извините, я переборщил. Постараюсь держать себя в руках.

Мы с «Коломбо» и Драникой поднимаемся на второй этаж, где я поочередно открываю комнаты, демонстрируя пустые пространства, пока дело не доходит до двери Драники.

— А это — мои личные покои, господин следователь, — позевывая, говорит мышка. — Прошу, убедитесь, что здесь все в порядке. Рик, расскажешь мне потом, что тут было. Всего хорошего, господа полицейские!..

— Вы это, извините, гражданин Рикардо, — говорит Антон, когда дверь за Драникой закрывается. — Нас самих по тревоге подняли посреди ночи. Поэтому Валера такой злой. Начальство ничего не объяснило, дало наводку… э-э-э, в смысле ваш адрес. Сказали, что сюда направляется группа Торгаша… Вам что-нибудь говорит это прозвище?

— Первый раз слышу, — пожимая плечами, говорю чистую правду. — Зачем я им сдался? Ограбить?

— Вот и мы гадаем, — хмуро ответил следователь. — Знаете, мы тут минут десять сидели, пока вас не было, и нашли следы протекторов машин, пару окурков, но, самое странное, никаких следов того, что они разъехались! Машины словно испарились в воздухе! И, как назло, в вашем районе практически нет видеокамер!

— Да, — киваю, вспоминая этот момент. — Дело в том, что здесь живет немало богатых местных, которые очень не хотели, чтобы за ними подсматривали даже в целях их собственной защиты. Такие вот люди…

— Понимаю, — кивает толстячок. — Мне уже пару раз приходилось тут бывать, и вечно, как назло, ни одной видеозаписи!

Спустившись, мы находим коллегу возле выхода. Он разводит руками.

— У меня чисто.

— У меня также, — кивает Курощупов. — Пойдем проверим сад…

— Минуточку! — говорю я, обходя всю компанию. — У меня там еще одно Существо. Разрешите, я его предупрежу о вашем визите, чтобы не испугать его. Она очень боязливая.

— Конечно! — кивает «Коломбо». — Только не задерживайтесь.

Первым захожу в сад, видя радостную улыбку на лице моей Альрауны. Она первой приветствует меня:

— Доброе утро, Рик! Я вижу гостей! Как мне себя с ними вести?

— Как обычно, — улыбаюсь ей в ответ. — Веди себя естественно, не приставай и все будет в порядке. Это местные стражи порядка. Они просто погуляют по саду, и все проверят. Будь хорошей девочкой!

— Хорошо, Рик!

Возвращаюсь к полицейским, показывая сад:

— Существо находится вон там. В той стороне большая яма, осторожнее. Там сарай. Там еще трубы, смотрите под ноги, чтобы не упасть.

Следователи, естественно, сначала идут вдвоем в сторону Альрауны.

— Ох епт! — вырывается у первого.

— Ух бля! — добавляет второй.

— Я тоже рада вас видеть, господа защитники, — с легкой усмешкой говорит Решка. — Пожалуйста, ведите себя хорошо в гостях у моего Хозяина! По возможности меньше топчите траву и не рвите цветы. Если будете вести себя хорошо, я сделаю вам подарок!

— Решия! — укоризненно говорю я. — Это все-таки серьезные люди!

— О, не волнуйтесь гражданин Рикардо, — сумел взять себя в руки толстячок. — Я уверен, мы легко подружимся с вашим Существом. Вас зовут Решия? Меня Антон. А этот хмурый доходяга — Валера. Вы не будете возражать, если мы осмотрим сад? Тут неподалеку случилось одно происшествие… Пропало несколько человек вместе с автомобилями. Вам, случайно, ничего об этом неизвестно?

— Ох, какой ужас! — пугается Альрауна. — Святые меллорны! Люди пропадают! Нет. Я ничего не слышала, так как ночью крепко сплю в этом цветке.

— И в сад тоже никто не пытался забраться? — с подозрением в голосе спрашивает Голопузов, прищуривая глаза. Его неожиданный вопрос еще сильнее пугает бедную дриаду.

— Ох! Они могли забраться в сад⁈ Рик! Ты же обещал, что никто не будет на нас нападать! Святая ветвь-праматерь! Защити нас! Помоги нам! Нигде нет защиты от лиходеев-грабителей!

— Господа! Господа!

Я встаю между следователями и дриадой.

— Я же просил не пугать ее! — говорю, мягко гладя ту по руке. Лапка Решки дрожит. Она серьезно так испугалась? — Вы можете сами проверить забор и убедиться, что никто сюда не пытался залезть.

— Мы проверили, господа следователи.

Позади «важняков» возникают громилы в черном.

— Никаких следов воздействия посторонних. Периметр не нарушен. Ни один листик не примят. На заборе также нет никаких следов или отпечатков. Если группа Торгаша и была здесь, то они точно не лезли в сад.

— Извините за беспокойство, господа Рикардо, Решия! — слегка наклонив голову, говорит Курощупов, незаметно пиная по голени коллегу. Тот, шипя от боли, повторяет извинения, едва сгибая шею. — Мы сейчас же покинем ваш чудесный сад! К вам больше никаких вопросов. Все же в ближайшее время не покидайте город.

57
{"b":"894797","o":1}