Литмир - Электронная Библиотека

— Силенок бы не хватило!

— Он один из лучших фехтовальщиков Империи, придурок, — ответил Боря. — И таких, как ты, пачками мочил.

— И где твой папенька сейчас, а? — я сурово посмотрел на него. — Как шакал сидит в углу и оттуда управляет своим сынишкой, словно куклой? Думаешь, я не понимаю, что он через тебя руководит всей вашей шоблой?

— Ладно, живи пока! — Боря сделал вид, будто не услышал то, что я сказал, вдруг успокоился и холодно посмотрел на меня, после чего повернулся к Кате, — А ты сестра? Что же ты наделала⁈ Пегасовы нам не простят этого! Ты понимаешь это⁈

— Ага, Пегасовы, не простят, — прошипела Катя, прожигая брата взглядом, — а то что вы хотели? Продать меня?

— Что значит продать? — возмутился братец, — Это бизнес, дуреха! К тому же ты выйдешь за авторитетного аристократа. Богатого и успешного… К тому же у нас на носу война.

— Для тебя кроме денег и понтов в этом мире ничего не существует! — крикнула Катя. — Чмо ты эгоистичное!

— Осторожней со словами, сестра! — прошипел Боря, вновь заводясь. — Я ведь могу и ударить!

— Ну, давай, бей! — ответила она. — Тебе же нравится бить людей?

Боря прожег её взглядом, затем меня.

— Пшёл вон, — ответил я, хищно улыбнувшись.

Тот еще сделал несколько шагов назад и видимо хотел что-то сказать но, всмотревшись в мои глаза, передумал. Еще раз подтвердил мое мнение о себе как о хорошем актере. Он резко развернулся и вышел из комнаты.

Когда братец ушёл, Катя села в кресло возле окна.

— Он не успокоится, — всхлипнула она.

— Сам не отстанет — поможем, — я подошёл и положил руку на плечо сестры. — Надо срочно искать союзников в клане.

— Возможно он и прав, — печально ответила Катя. — Пегасовы могут перейти на сторону Троекуровых, которые грозятся объявить нам войну, и тогда…

— Тогда они отправятся в пекло, — продолжил я. — Как и враги, как и братец с дядюшкой, и все те, кто причинит нам зло.

— Да, ты прав, — Катя достала из кармана кружевной платок и вытерла слёзы, выступившие на глазах. — Нам нужны союзники. И сила. Хотя бы наемные маги. Но на это у нас нет денег.

— Есть, — улыбнулся я. — И ещё будут.

— Только сейчас поняла, как много я о тебе не знала, — с легкой надеждой и в то же время растерянно ответила Катя.

— Хотел спросить насчёт дяди, — решил я перевести разговор в другое русло. — Может, помнишь за ним ещё какие-нибудь грязные делишки, кроме убийства родителей?

— Не знаю таких. Дядя не посвящал меня в свои дела, — пожала плечами Катя. — Больше с Борисом как-то общался. Но я не слепая, кое-что сложно было скрыть. Он известный в области дуэлянт. В дуэльном рейтинге на первых местах. Постоянно провоцировал на конфликт всех недовольных его делами, затем вызывал на дуэль и убивал. Вполне легально, ведь это всё фиксировалось и утверждалось специальной комиссией.

— Вот же гад бездушный, — процедил я. — А где можно посмотреть дуэльный рейтинг? И в чём его польза?

— А вот этого я не знаю, увы, — вновь пожала плечами Катя.

— Ну ладно, пора собираться. У меня скоро дуэль, — поднялся я, поднялся я, направившись к гардеробу. — А потом встреча с первым наёмным человеком, моим будущим консультантом. Ты тоже можешь присутствовать.

— Нет, я не хочу лезть в твои дела, — отрицательно покачала головой Катя.

— Ну как знаешь, — отозвался я, выбирая себе костюм.

— На дуэль поеду с тобой, — тревожно посмотрела на меня сестра.

— Да не переживай ты так, — я ободряюще улыбнулся. — Справлюсь.

— Он больше тебя и сильнее.

— Чем больше шкаф, тем громче падает, — пошутил я, но Катя даже не улыбнулась.

— Вот только не надо этой всей бравады. Будь просто осторожен.

— Не сомневайся, — ответил я.

Затем порылся в гардеробе, и нашёл вполне просторные льняные штаны, одеяние, напоминающее сплошную рубаху без рукавов и лёгкую куртку с капюшоном. Затем осмотрел себя в зеркале. А что, вполне себе наряд на дуэль.

Дуэльный двор представлял собой открытую арену, усыпанную песком, а вокруг ряды зрителей, которые сейчас были забиты под завязку. М-да… порядки здесь однако. Вообще дуэли в моем мире проводились без зрителей. Но здесь свои правила. Еще бы, такое развлечение! Хоть солнце уже готовилось нырнуть за многоэтажные здания, было очень душно. Я снял куртку, отдавая её Кате. Так-то лучше.

Затем на первых рядах, ближе к выходу заметил Марину и слегка поклонился. Та как-то встревоженно мне улыбнулась.

— Сюда смотри, Астафьев, — ухмыльнулся, обращаясь ко мне, Толя. — Ты точно хочешь этого?

Я не ответил. Смысл сейчас вступать в полемику с этим ублюдком? Пустые разговоры.

К каждому из нас подошел тот самый мужичок, что нас регистрировал на светском вечере. Мы расписались в документе, говорящем о том, что своевременно явились на дуэль и не отказываемся от неё. На арену вышел, привлекая к себе внимание публики, накачанный мужик в цветастом одеянии. Народ зашумел. Я заметил двоих, которые, походу принимали ставки. М-да… как здесь все поставлено. С другой стороны делать из любых дуэлей представление и зарабатывать на этом весьма прибыльное дело.

Мужик в цветастом костюме свёл нас в центр арены.

— Я буду судить ваш поединок, — зарычал он густым басом. — Напоминаю, что дуэль проходит без применения магии. Напоминаю правила Дуэльного кодекса российской империи Тот, кто её применит — лишается статуса дворянина и будет изгнан с позором… Условия кулачного боя знаете, но я напомню. Лежачего не бить. Тот, кто упал и не встаёт в течение десяти секунд, считается проигравшим. Также каждый из вас может в любой момент прекратить дуэль, подняв обе руки. Тем самым он признаёт свой проигрыш. Всё ясно?

Мы кивнули.

— Тогда приступайте! — крикнул судья.

— Ну что, не передумал, дохлячок? — прожигая меня взглядом, ответил Толя. — Поднимай руки и расходимся. Обещаю, что не трону.

— Пошёл ты… — огрызнулся я в ответ.

Понятно ведь, если сдамся — на мне останется клеймо труса. А великий лучник из Лисса никогда не будет трусом. Он лучше погибнет в бою, но не отступит!

— Да я же тебя поломаю, чудила! — хмыкнул мажор. — Посмотри на своё тело. Есть ли в нём хоть одна мышца?

— Их достаточно, чтобы ты проиграл, — парировал я.

Мажор скинул пиджак, снял рубашку, обнажив торс. Поиграл мышцами на публику.

— Ну а теперь? Смотрю, страшно уже стало, — ухмыльнулся он. — Не бойся, бить буду вполсилы. У нас же не смертельная дуэль.

— Знаешь, сколько самоуверенных так говорило мне? И каждый из них очень больно потом падал.

— Если уронишь, я перед тобой извинюсь, — оскалился мажор, затем поплевал на свои ладони, растирая их, и встал в стойку. — Ну, погнали!

Эта махина тут же налетела на меня. Забыл, что тело развито не так, как мне хотелось бы, и немного не поспевает за командами от мозга. Слишком поздно ушёл от его кулака. Удар скользнул по ребрам, из-за чего я наклонился влево. А его второй кулак поймал меня на противоходе.

БАХ!

В голове потемнело, и я потерял равновесие, упав на песок ринга.

— Я же говорил тебе⁈ Слабак чёртов! — слышал я где-то вдалеке злобный голос.

— Три! — выплыл на поверхность голос судьи. Обратный отсчёт.

— Четыре! — раздалось сквозь гул в голове.

— Пять!

Я замотал головой, разбрызгивая во все стороны кровь из рассечённой брови.

— Шесть!

Подтянул руки, пытаясь подняться. Но голова очень сильно закружилась, и я вновь упал на песок.

— Не вставай! Хуже будет! — зарычал сверху голос противника.

— Семь!

Я собрался с силами и вспомнил слова Учителя. «Главное не тело. Главное — дух. Падая, научись подниматься, и тебе не будет равных».

— Восемь!

Драться я научился ещё в подростковом возрасте. Оказавшись сиротой, встретился лицом к лицу с жестоким миром. Уже через два месяца меня боялись даже самые отпетые забияки.

А когда я пришёл в Академию Лисса, встретил Учителя и понял, что не умею практически ничего.

44
{"b":"886448","o":1}