Литмир - Электронная Библиотека

— Эй, старик! — крикнул подкачанный цербер, и плеть ярче загорелась у него в руке. — Пошевеливайся!

Но старичок закопошился, а затем вновь упал, запутавшись в своем тряпье. Было заметно, что он выбился из сил.

Щёлк!

Раб жалобно вскрикнул, и на его спине явно стало еще одним рубцом больше, а у меня внутри всё перевернулось. Ненавижу, когда бьют беззащитных. К тому же я обязан этому человеку, а долги Рагнар де Лисс привык отдавать.

— Живей! — прикрикнул надзиратель на старичка и… щелкнул плетью ещё раз.

Старик упал на четвереньки и что-то забормотал себе под нос. Вот же черти, довели дедушку!

— Поднимайся и вали работать! — рыкнул надзиратель.

— Сейчас, сейчас, сейчас, — забормотал себе в бороду дедок и кое-как встал.

— Да что такое⁈ — надзиратель подошел ближе и приготовил свой кнут. — Считаю до трёх. Раз, два…

— Хватит! Не трожь старика, — вышел я вперед, загородив жертву.

— Ты сдурел⁈ — закричал надзиратель. — Иди работай и не вмешивайся. А то скоро и твой черед настанет.

— Оставь его в покое! — я никуда не собирался уходить.

Надзиратель какое-то время пребывал в ступоре. Сразу видно, что этот человек не привык, что кто-то из рабов ему мог возражать. Во взгляде его было искреннее изумление. Ну а потом зарычал, и… я не успел среагировать. Ещё недавно быстрый Рагнар теперь кое-как увернулся от удара, а следующий сбил меня с ног, и я полетел носом в землю.

— Ты самый смелый, да⁈ — громила решил подойти поближе. Я увидел появившуюся у него в руках дубинку. — Я тебя проучу, пыль ты вонючая!

Конечно, он бы мог и кнутом меня ещё раз ударить, но, видимо, привык уже, что таких, как он, здесь боятся. Вот только я не из пугливых.

Громила размахнулся, но я был уже готов к такому повороту событий. Конечно, я понимал, что моё новое тело совсем не идеально, поэтому провёл хитрый приём, решив использовать своё преимущество в скорости. Пока громила замахивался, приближаясь ко мне, я резко сократил дистанцию и ударил в кадык.

На глазах изумленных рабов надзиратель упал на колени и принялся хватать ртом воздух. Да он и сам был изумлен не меньше.

Что я не учёл, так это внимание еще трех мучителей. Они были на месте уже через минуту, и принялись знатно хлестать меня плетьми, не давая возможности встать. Примерно на двадцатом ударе я и отключился.

* * *

— Зря ты меня защищал, сынок, — прошамкал старик. — Мне уже немного осталось. А вам-то жить ещё да жить.

Мы находились в небольшой пещерке, в углу которой догорал костёр. На нём недавно готовилась какая-то лечебная смесь, а сейчас старик мазал мои раны, как он объяснил, лечебными травами, названия которых мне ничего не скажут. Что удивительно, я почувствовал, как стало значительно легче.

— Я не мог иначе, — ответил ему. — Да и разве это жизнь.

— Это тоже жизнь. Но ты прав, мы здесь все обречены, — вздохнул старик.

— Обречённость? — усмехнулся я разбитыми губами. — Для меня нет такого слова.

Старик вдруг подвинулся ко мне и нахмурил седые брови:

— Ты ведь ничем не отличался от остальных, но после того, как произошел этот взрыв и тебя завалило… что-то изменилось.

— Прозрел, — пожал я плечами, и зря это сделал. Ещё не зажившие раны дали о себе знать. Едва сдержался, чтобы не поморщиться от боли.

— Не шевелись. Так быстрей пройдёт, — прошамкал старик и после непродолжительной паузы спросил меня:

— Знаешь, что дальше будет?

— Понятия не имею.

— Они придут. Очень скоро. И попытаются тебя поднять для работы на руднике. А если ты не встанешь… кинут в яму.

— Яма… что там?

— Оттуда ещё никто не возвращался.

Слова старика дали совершенно противоположный эффект. Он ожидал страха… Я наоборот был очень заинтересован туда попасть. Лучше уж погибнуть в бою, чем влачить такое жалкое существование. Я попытался расспросить своего собеседника об обитателях таинственной ямы. Бессмысленно. Он лишь кривил лицо и точно сказать не мог, что в ней такого особенного. Но, по-моему, просто не знал.

Это произошло, когда старик отсел в сторонку, тихо забормотав себе под нос какую-то белиберду. Явно умом тронулся. Он периодически «очень ненавязчиво» косился в мою сторону, даже не догадываясь, что я это вижу. На фоне очередной вспышки бормотаний «сокамерника» в пещеру вошли два охранника, которые, особо не церемонясь, раскидали наш костёр.

— Встать! — заорал у меня над ухом один из них, более здоровый и агрессивный.

Я покосился на него и «дружелюбно» улыбнулся. Если б он знал, что таит в себе эта улыбка, бежал бы отсюда сломя голову. Только вот я уже не прежний… Сейчас же он воспринял мой жест как насмешку.

В руке громилы тут же оказалась уже знакомая мне дубинка. Он замахнулся в надежде, что я начну шевелиться, но я оставался безучастным.

— Я не боюсь, — ответил ему. — Оставь свои угрозы для других.

— Дай-ка я ему объясню, — просипел второй, более низкорослый, закатывая рукава своей синей униформы.

Он уже занес надо мной кулак, как я услышал голос третьего. Этот был совсем щуплый и держался в стороне.

— Постой! — голос того слегка подрагивал. — Вспомни, что он сделал с Юрцом! До сих пор хрипит.

— Что ты предлагаешь⁈ — прикрикнул на него низкорослый.

— Хлестани его разок, только побольше мощность накрути, — крикнул ему щуплый. — Сразу же подскочит.

О, это незабываемое ощущение, когда ты чувствуешь страх противника. Я буквально купался сейчас в нём, но недолго. Удар плети по спине, от которого я все же дернулся, не сумев сдержаться, хоть и отозвался в организме вспышкой боли, но не дал для церберов нужного эффекта.

— Короче всё с ним понятно. В яму и все дела. Пакуй его в сеть, — низкорослый обратился к громиле.

Тот вытащил какое-то устройство, похожее на арбалет, из которого вылетел пучок света и развернулся в сеть наподобие рыболовной. Она сковала мои движения настолько, что и пальцем не пошевелить. Затем они подогнали скрипящую металлическую тележку, в которую кинули меня и повезли к выходу.

Конечно, я мог среагировать в любой момент. Уклониться от сети, кинуть в кого-нибудь из них камень, отобрать оружие и… Но моей целью было попасть в яму, так что особо не сопротивлялся.

— Оставьте его, — робко обратился к надзирателям старик, на всякий случай, отползая в угол пещеры.

— Жди своей очереди… немощь! — рыкнул на него здоровяк.

— У него раны ещё не зажили, — старик явно напрашивался.

— Всё, ты, считай, доболтался, — рыкнул на него низкорослый, махнув здоровяку, — и этого вяжи. Тоже в яму, а то от него толку как от козла молока.

Блеклое солнце уже садилось за горизонт, когда нас вывезли из пещерки. Перед входом столпился народ. Сгорбленные унылые фигуры, взгляды полные безнадежности, которые равнодушно провожали очередных жертв в последний путь.

Тишина, скрип телеги и шарканье ног по усеянной густой угольной пылью тропе.

Прошло не более пяти минут по моему внутреннему таймеру, когда я увидел ту самую яму. Приличных размеров дыра в земле. Вокруг ни одной живой души, лишь молчаливыми свидетелями на нас смотрели тёмные скалы, чьи верхушки покрывал все тот же снег.

Ограждение из окрашенного жёлтым цветом металла, таблички с надписями, на которых изображены черепа с костями. И сама пропасть, зияющая густой тьмой.

— Я вернусь за каждым из вас, — ответил обращаясь к церберам. — И будет очень больно, обещаю.

В ответ надзиратели только прыснули со смеху.

— Вот рудник ему мозги выкрутил, — ответил низкорослый.

— Просто делай свою работу, — велел ему щуплый. — Они все так говорят.

Здоровяк же присел передо мной на корточки и щёлкнул больно по носу:

— Ты сначала вернись, а там разберёмся, кому будет больно.

А затем он выпрямился и ногой столкнул меня в яму.

Глава 2

Сеть, которая сковывала мои движения, исчезла сразу же, как только я полетел в яму. Падая, увидел внизу белый колышущийся на ветру ковёр и на всякий случай решил применить навык «мягкого приземления». Но худосочное тело реагировало на мои команды с опозданием. Я лишь успел поджать ноги, и… ковёр в ответ слегка отпружинил. До меня тут же донёсся какой-то шорох. Запах сырости перемешался с каким-то смрадом, и от этого «оригинального» коктейля кружилась голова.

2
{"b":"886448","o":1}