Литмир - Электронная Библиотека

Сумеречный стрелок

Глава 1

Я задыхался, катаясь по полу, а жирный боров, восседающий напротив, с жадным любопытством наблюдал свинячими глазками за моей агонией. Судорожный вдох, и мои пальцы заскребли по камню. Во взгляде барона я увидел нездоровый блеск. Не думал, что мои муки будут доставлять ему такое наслаждение. Вот же ублюдок. Я умираю. И совсем не в битве, как было принято в моём роду. А от смертельного яда, который был подмешан в вино.

И это происходит на нашей свадьбе с дочерью этого самого борова. Она должна была стать моей третьей женой, и барон, узнав об этом, с радостью согласился. Только вот кто ж знал… Мерзкий ублюдок! Отравить жениха на свадьбе, ни капли не подумав о собственной дочери!

— Подыхай, Лучник, — пробормотал он, затем откусил от жареной бараньей ноги, с которой так и не расстался, держа ее в правой руке и принялся громко чавкать. Жир тёк по его подбородку, капая на скатерть. Такое поведение этого урода только добавляло трагичности ситуации. Я умираю от яда на глазах мерзкого убийцы.

— Ну… Давай уже! — добавил он, прожевав мясо. — Умирай!

— П-почему? — с трудом выплюнул я слова вместе с кровью.

— Ты ещё спрашиваешь, говнюк⁈ — барон раздраженно бросил обглоданную кость на блюдо, вытер руки о свой халат и поднялся из-за стола. Чтоб ты споткнулся, тварь! И сдох, подавившись чертовой костью!

Кроме нас, никого в комнате не было. Ах да, ещё пара рыцарей из личной охраны сейчас стояли на страже дверей. Помощи ждать было неоткуда… Не так я представлял себе разговор с отцом невесты, совсем не так.

Сама благоверная и гости в это время праздновали в общей зале. Оттуда доносились громкий смех, звуки флейты, скрипки и ещё какой-то лабуды. И какое мне дело до их веселья, когда своего хоть отбавляй? Меня скрутила ещё одна судорога, и я, не сдержав стон, перевернулся на бок. Вроде боль немного затихла… хотя нет, показалось. Барон сел передо мной на корточки.

— Можешь не стараться кричать. Никто тебя не услышит. Я поставил «купол молчания», — сообщил он мне.

— П-почему? — вновь повторил я хрипло.

— Ты обесчестил мою дочь! — хрюкнул, наклонившись, этот поганый боров мне в ухо. — Вторгся в мои владения и разбил мою армию! И ещё спрашиваешь «почему»⁈

— Я тоже тебя люблю… папа, — с трудом произнес, стараясь не хрипеть от боли. Ну не могу не стебаться даже перед ликом смерти. Таков уж я.

— Ах ты ж подонок! — крикнул барон и ударил ногой мне в живот. Но скорчился я не от этого слабенького удара. Вновь волна боли прокатилась по моему телу, скрутив желудок, и от него моментально распространяясь, задевая каждый нерв. И я чувствовал, как тону в этой стихии безумной боли.

Конечно, не мой острый язык возвысил меня в этом мире. Я Рагнар, Великий Лучник из дома Лисса, добился всего благодаря уникальным навыкам и способностям. Которые, между прочим, передаются из поколения в поколение уже несколько тысяч лет. По искусству владения луком в этом мире мне нет равных. Но что толку от всего этого. Я умираю глупой и обидной смертью. Я, великий Лучник, так глупо попался…

Много ещё хотел ответить этому ублюдку, но вновь закашлялся кровью. Уже недолго осталось. Но Рагнар де Лисс так просто не сдается. Пусть я умру, но не один! На последнем вздохе я собрал оставшиеся силы и одним быстрым движением вытащил из-за пазухи заветный наконечник стрелы и воткнул в его щиколотку барона. Заговоренный ведьмой, осколок металла намертво привязал барона ко мне. Что ж. Теперь я отправлюсь в ад не один.

— Агррх! — захрипел барон, изумленно вытаращившись на меня, и стал оседать на пол.

Настолько забавно было наблюдать за удивлением в глазах этого гада, что я умер с улыбкой на устах…

* * *

С трудом открыл глаза. В них все расплывалось словно в густом тумане. Попытался пошевелиться, но не смог. Да и вздохнуть было не так-то просто. Меня что-то сдавливало, причём со всех сторон. Я уже в Аду? Или в гробу? Что-то не так я все это представлял. Снаружи раздались чьи-то голоса. Святой Махаон! Я не умер⁈

Щёлк!

Словно из воды вынырнул. Картинка вдруг обрела четкость, все органы чувств заработали вновь, сердце учащенно забилось, доставляя кровь к жизненно важным органам. В нос тут же ударил резкий запах пыли и пота. Вокруг полутьма, какие-то голоса снаружи. Дышать становилось всё труднее.

Что за колдовство? Почему я всё ещё жив?

Внезапно на меня нахлынули обрывки чужих воспоминаний. Вот меня ведут в кандалах, затем избивают, следом я уже таскаю тяжелые камни, стирая пальцы в кровь… Что за бред? Моя голова…

Секунду потряс головой, и осознание пронзило молнией.

Похоже, я оказался в другом мире, да еще и в другом теле. Слышал я о таких историях, но всегда считал их вымыслом. Но это оказалось правдой! Надо же было так попасть! Оказаться в чужом мире, да ещё в этом гиблом месте явно в качестве раба. Отчаяние охватившее меня длилось недолго. Кое-как я справился с хаосом в голове. Теперь он бушевал где-то на задворках моего сознания и не мешал сосредоточиться. Панике и размышлениям буду предаваться потом. Наверное.

— Помо…! — я тут же закашлялся. Горло саднило. Все тело охватила какая-то противная слабость. Где я?

— О, вон там ещё один! Бегом!!! — прикрикнул на кого-то грубый мужской голос, и я услышал звук хлестающей плети.

Вот один из камней пришел в движение, и появилась щель. Затем свет проник в мой «каменный гроб», но какой-то странный он, словно не от факелов.

— Во, каналья! Живой. Сейчас, потерпи, — обладатель дрожащего старческого голоса нащупал мою руку, а затем потащил через образовавшуюся щель.

— Быстрее, сукины дети! — прозвучала ещё пара ударов плетьми.

Старику тоже досталось, и он сдержал крик, лишь лицо исказилось от боли. А затем его жилистая рука рванула меня на свет. Все кости бы мне переломал, если бы я не сгруппировался и сам бы не начал двигаться вперёд, помогая ему.

Я невольно вновь обратился к памяти прошлого владельца этого тела. Над тем местом, где работал этот бедолага, что-то шарахнуло, и произошел обвал. Его, то есть меня, завалило камнями. Теперь тех, кто выжил, пытались спасти. А когда я выбрался, заметил, что не только я оказался в такой ситуации. Огромный свод пещеры, впереди — горы камней. Из нескольких завалов вытаскивают других бедолаг. У кого-то переломы, кто-то отошёл в мир иной или находился без сознания, и его откачивали остальные рабы, кто-то, пошатываясь, брел к выходу, но таких были единицы.

Я с трудом принял сидячее положение и внимательно оглядел себя. Лучше бы этого не делал! Чумазый, худощавый, в засаленном пыльном рванье. Замечательно! Мало того, что оказался в чужом мире, да еще в теле жалкого задохлика—раба. По привычке попытался диагностировать своё состояние, но натолкнулся на какой-то невидимый барьер. Элементарная магия, доступная каждому в моём мире, здесь не сработала. Демоново пекло! Что бы это могло значить? Только не говорите мне, что ее здесь нет!

Память моего предшественника вновь помогла. Я нашёл нужный клочок воспоминаний, который окончательно подтвердил, что я нахожусь на руднике, куда отправляют преступников. Так что здесь я практически бесправный раб. Мой нынешний статус подтвердил один из надзирателей, который щелкнул плетью рядом со мной:

— Ты оглох⁈ Иди разгребать завалы!

В своей руке он держал… необычную плеть. Её хлыст слегка светился. Значит, в этом мире всё-таки есть магия. В моём мире этот мудак бы уже, хрипя, падал на землю со стрелой в горле. Здесь же я дам ему ещё один шанс. Успокоив себя таким образом направился в сторону ближайшей кучи.

Тот старичок, который меня вытащил из каменной ловушки, споткнулся и упал на пол пещеры. Тут же среагировал один из надзирателей. Я понял это по их синей форме, разительно отличающихся бело-серых тряпок рабов.

1
{"b":"886448","o":1}