Литмир - Электронная Библиотека
A
A

— Пасс, — ухмылялся я и сбрасывал карты.

— Пасс, — с нейтральным выражением лица пасовал Егор.

— Ну-у-у-у, — затягивала Линда. — Нецали, дружочек, я думала хоть у кого-то за этим столом кроме меня есть яйца.

— Пасс.

— Правильно, Стефан. Риск — благородное дело. Явно не для тебя.

— Пасс.

— А я и не сомневалась в тебе ни разу.

— Пасс.

— Кто карты скинул — пидо…

— Линда! — пуще прочих от такого поведения своей женщины охренел Жихарев.

Они даже отошли на пару минут и во всеуслышание беседовали о том, что турнир у нас дружеский, и корова на кону не стоит. Линда ещё очень удивилась, причём здесь корова.

— В Российской Империи реально играют на коров⁉

— Потом объясню, — Евгеныч чмокнул окстившуюся артефакторшу. — Пойдём за стол, нас ждут.

Игра шла за игрой, раздача за раздачей, и вроде бы всё было весело. Вроде бы люди отдыхали, выпивали и смеялись. Вроде бы всё было хорошо, но-о-о… чёрт! Подобного рода посиделки были бы к месту в обычный, очередной вечер, но никак не сегодня. Сегодня всё должно было быть по-другому.

Слишком мало души было в игре.

Слишком мало общения.

Да плюс ещё те, кто не хотел или не умел играть, разбились в кучки по интересам и разбрелись по дому. Чувствовалась в воздухе эдакая неловкость, будто бы на дискотеке в старших классах.

И не было бы счастья, да несчастье помогло.

В раздачах случился перерыв, Евгеныч вышел на свежий воздух покурить, а я увязался с ним за компанию. Нужно было перетереть кой-чего насчёт пустынного разлома. Я в двух словах объяснил ему что к чему, и попросил раз в месяц приставлять дежурных, Егора с Нецали. Ну… Чтобы если мы не вернёмся к этому времени, ребята просто следили, чтобы никто не влез.

— Без проблем, — кивнул Евгеныч, глубоко-глубоко затянулся и поднял взгляд на небо. — Что-то сегодня звёзд совсем не видать.

И тут:

Быз-з-з, выз-з-з-з! — дальше по улице на одном из столбов заискрил трансформатор. Затем железная коробка вспыхнула, и внутри у неё что-то взорвалось. Один за другим погасли фонари и окна. Дом за домом, электричество покидало коттеджный посёлок, и моё скромное жилище — не исключение.

— Э! — раздалось изнутри. — Чо происходит⁉

Люди бросили карты, повскакивали из-за стола и засуетились. Кто-то что-то сказал, кто-то что-то ответил, и грянул взрыв пьяного хохота. Ну вот! Отлично! Так гораздо лучше! Не обособленными группками, а целой толпой, моя команда выбралась на улицу. Спотыкаясь, пихаясь и непременно угорая друг над другом.

— Свечи есть? — улыбнулся Жихарев.

— Лучше, — улыбнулся я и создал на ладони небольшой комочек света.

— О, отлично! Давай пока всех собери, а я в машину сбегаю. Есть у меня развлекуха на такой случай…

«Хозяин, я залезла в трансформатор», — рапортовала Диля.

«На кой ляд⁉» — точно помню, что не приказывал ей ничего такого.

«Посмотрела, что и как. Если хочешь, я могу попробовать почи…»

«Не смей! — прикрикнул я на белку. — Оставь как есть и давай дуй сюда быстрее! Всё пропустишь!»

Это было… волшебно? Атмосферно? Сказочно?

Россыпь звёзд над головой. Тёмный затаившийся посёлок. Истинная, природная тишина. Два десятка магических светлячков, рассыпавшихся над головами подобно звёздам, сгрудившиеся люди с бутылками пива, и Жихарев на высоком барном стуле.

С гитарой.

— Давненько я не это-самое, — лукаво оправдался Евгений Евгеньевич, тронул струны и тихонечко запел: — Побледневшие листья окна… Зарастают прозрачной водой…

Кто-то стоял в обнимку, кто-то ёжился под пледом, но абсолютно все замолчали и обратились в слух. Кроме мелодичного перебора и голоса Жихарева, все звуки в мире сейчас исчезли.

— У воды нет ни смерти, ни дна. Я прощаюсь… с тобой…

Ах-х-х, сука! Специально что ли душу рвёт⁉

Причём не только мне и Веневитину! Нецали вон какой задумчивый стал, а Мия глаза трёт. А ведь они по-русски ни слова не понимают! Что уж говорить об инфернах, которые уже понахватались⁉ У Наги вон, аж губы задрожали!

— С нами память сидит у стола! — Евгеныч повысил голос и перешёл на бой. — А в руке её пламя свечи! Ты такою хорошей была…

Фу-у-у-ух, как бы самому скупую мужскую слезу не проронить! Никто не умер, никто не уезжает навсегда, но я каждой клеточкой тела чувствую, что прямо сейчас заканчивается что-то хорошее и доброе. Что-то такое, что уже, наверное, никогда не повторится.

Казалось бы, я провёл с этими людьми… сколько? Пару месяцев. Но и для меня, и для них эта пара месяцев развернулась в полноценную жизнь. Память уже вымарала всё плохое и… кстати об этом… раз уж даже память смягчилась, не пора ли смягчиться и мне?

— Габи? — я шепнул девушке на ухо.

— Да?

— Разговор есть, — я поманил ацтечку за собой, поближе к дому.

— Что случилось?

— Я хотел бы поблагодарить тебя за всё, что ты сделала, — сказал я как можно мягче. — И попросить не бросать наше дело.

— Я и не собиралась, — недоумённо нахмурилась Габи. — Не сомневаюсь, что ты вернёшься в скором времени с инфернами — подданными Российской Империи. И не сомневаюсь, что мы дожмём этих сраных…

— Да я тоже не сомневаюсь, — перебил её. — Я не об этом. Я о том, что хотел бы профинансировать все твои изыскания. Во-первых. А во-вторых, прошу тебя приглядеть за домом в моё отсутствие. Перебирайтесь из вашей халупы сюда. Вершить великие дела в шезлонге рядом с бассейном куда проще, уж поверь мне. Да и потом, мне было бы приятно вернуться именно сюда.

А ещё под домом осталась половина мифрила…

Ацтечка задумалась.

— Артём, я благодарна тебе за такое щедрое предложение, но-о…

— Это не подачка, — уловил я ход мыслей девушки. — Это инвестиция. Считай, что таким образом я покупаю своё спокойствие. Так что решено…

— Ты не плачь! Если можешь, прости! — Жихарев тем временем уже перешёл на рычащий крик и херачил по струнам так, будто пытался их порвать. — Жизнь не сахар, а смерть нам не чай!

— Мне свою дорогу нести, — подпел ему шёпотом. — До свидания, друг, и прощай…

Глава 12

Вам — взлет!

— Гретта! Как здорово, что я вас застал! А то уж думал, что не получится попрощаться.

Одетая в свой фирменный розовый костюмчик, Фрау Лёвенштайн как раз выкатывала на подъездную дорожку велосипед. Вот ведь неугомонная старушка. Пока весь город спит, она встречает рассвет в седле.

Отсюда вывод — великий магистр магии это не только про кач, талант и исходные данные, но и про дисциплину.

— Артём, привет. А что, ты уже сегодня улетаешь? — фрау Гретта даже немного растерялась.

— Да, сегодня, — кивнул я. — Вчера вечеринка у нас была, но вас не было дома, и я не смог дозвониться.

— Ах, старость не радость! — Гретта смешно сморщила нос. — Поехала к подруге с ночевой, а телефон дома забыла!

— Нам вас очень вчера не хватало, — признался я. — Ну и вот, хотел занести подарок небольшой в знак благодарности за всё…

Я протянул старушке коробку, обёрнутую цветастой бумагой, с бантом, всё как полагается.

— Ой, как интересно! А что там? — Гретта взяла коробку, но вскрывать упаковку не спешила.

— ЛАМПОЧКИ!!! — рассмеялся я. — Очень тёплые, душевные лампочки, и они с нитью накаливания, так что с вашими способностями — почти вечные!

Фрау Гретта прислонила велосипед к забору, положила коробку в корзинку на руле, а потом молча обняла меня.

Спустя четверть часа мы выехали.

До скорой встречи, Арапахо, и спасибо! Было весело!

В машине нас ехало семеро. Я, девочки и Илхуитл. Перегарище стоял такой, что даже несмотря на утреннюю прохладу, ехать пришлось с открытыми окнами. Рада как пилот воздушного судна не пила совсем, Илюха пригубил пару пива за компанию и было это много часов назад, меня выручала печать регенерации, а вот остальные…

Остальные от песен Жихарева растрогались и навертелись в сопли.

28
{"b":"883972","o":1}